Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация

Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация

Глава тринадцатая

^ Север и Юг: встреча культур


Культура дравидийских народов составляла значимый элемент общеиндийской цивилизации на всем протяжении ее развития. В собственной древней фазе она даже предшествует ведийской традиции: язык обитателей Хараппы, как Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация на данный момент установлено, относился к дравидийской группе (протодравиды), а культы Шивы-Пашупати (покровителя животных) и дамского божества — макета Кали, либо Дурги, позднейших эпох — всходят ко времени Хараппы. Специфичность доступных индологам письменных источников Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация и памятников вещественной культуры делает, но, сложным установление посредствующих звеньев меж Хараппской цивилизацией и фактически дравидийской культурой, тем паче что последняя достигнула значимого развития вдалеке от Мохенджо-Даро и Хараппы, на Юге Индии. Она Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация проявилась там как культура 1-го из дравидийских народов, тамилов, и уже в V—IV вв. до н. э. была, видимо, довольно зрелой. Во всяком случае, на Севере Индии в Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация это время уже знали о существовании ранешних южноиндийских царств, о чем свидетельствует упоминание Катьяяной (комментатором санскритской грамматики Панини) в IV в. до н. э. их заглавий — Пандья, Чола и Керала.


В течение долгого времени Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация в специальной литературе властвовала точка зрения об определенной изоляции Юга страны от центров в равнине Ганга, которые рассматривались как единственные очаги всей древнеиндийской цивилизации; исследованию этого района не уделялось подабающего внимания Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация, и тем часто искажалась общая картина эволюции индийской культуры. Правда, 1-ые литературные монументы на южноиндийских языках появились (либо дошли до нас) существенно позже, чем, скажем, сочинения ведийской эры, но это ни в коей мере Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация не может служить подтверждением «запоздалого» появления цивилизации. Существование тут развитых обществ в I тысячелетии до н. э. подтверждают археологические раскопки, их материалы свидетельствуют о тесноватых торговых и культурных контактах Юга не Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация только лишь с Севером Индии, да и со странами ЮгоВосточной Азии и Римской империей. Такового рода факты приводятся и в сочинениях древних создателей. У Мегасфена, к примеру, упоминается правительство Пандьев Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация, игравшее огромную роль в политической и культурной жизни Декана. Может быть, к селевкидскому послу всходят сведения, которые сохранил нам римский писатель Плиний, хотя не исключено, что в его труде отразился уже новый Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация шаг в развитии индийско-античных связей. Согласно Плинию, «царица Пандья» правила «над 365 поселениями» и имела большущее войско (150 тыс. боец). Понятно также, что из той же страны к Цезарю было ориентировано два посольства Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация.


В «Индике» Мегасфена содержатся достаточно бессчетные данные об о-ве Ланка (Тапробан), его животном мире и природных богатствах. Сам факт знакомства Мегасфена, жившего в Паталипутре, с последним югом субконтинента подтверждает наличие тут самостоятельной Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация культурной традиции уже в IV в. до н. э. Увлекательное сообщение о Южной Индии мы находим в «Перилле Эритрейского моря». В ряде сочинений перечисляются южноиндийские продукты, которые закупались римскими торговцами. С другой стороны Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация, раннетамильские тексты упоминают «яванов», находившихся на службе у привителей Юга. По воззрению ученых, под «яванами» в данном случае предполагались выходцы из Римской державы. Принципиальное научное значение имело открытие в Арикамеду (неподалеку от Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация Пондичерри) римской торговой фактории. Обнаруженные здесь вазы были сделаны в Ареццо (так именуемые аретинские вазы), как считают, в I в. до н. э.


В надписях маурийского царя Ашоки именуются несколько Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация южноиндийских стран, в том числе Пандья и Чола, с которыми поддерживались культурные и дипломатичные дела и куда, согласно эдиктам, направлялись буддийские миссионеры. Приметную роль в истории старой Индии игралось правительство Сатаваханов, центр Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация которого находился в Андхра-Прадеше. От этого периода остались бессчетные надписи, дозволяющие судить о развитии самобытной культуры этого региона.


Заслуживают специального внимания археологические открытия, изготовленные в Амаравати и Нагарджунаконде (на р.Кришна в Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация Северном Декане). Долголетние исследования индийских археологов в Нагарджунаконде проявили, что тут в конце I тысячелетия до я. э. происходило насыщенное взаимодействие индуистско-буддийских культурных традиций и культуры эллинистического Запада. Первыми веками нашей эпохи Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация датируются буддийские ступы, вахары, дворец царей династии Икшваку и несколько индуистских храмов. Здесь же найден наинтереснейший монумент местной архитектуры — собственного рода амфитеатр, поражающий масштабностью и техникой строительного искусства.


Раскопки в Амаравати, начатые еще Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация в конце прошедшего века, открыли один из восхитительных образцов буддийской архитектуры — гигантскую ступу с прекрасной статуей. Надписи на колоннах свидетельствуют о широком распространении буддизма на Юге, докладывают огромное количество фактов Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация о разных шагах проникания этого вероучения в Декан, позволяя точно фиксировать отдельные стадии данного процесса.


1-ые из дошедший до нас южноиндийских сочинений, сделанных на тамильском языке, были связаны с так именуемой эрой Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация санги, начало которой, возможно, относится ко 11—1 вв. до н. э.°. Сангой именовалась собственного рода литературная академия, в которую входили царствуй, представители знати, поэты и знатоки поэзии. Тамильская традиция насчитывает три таких академии Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация, сменявших одна другую. Существование первых 2-ух относится к области мифа, и поставить вопрос об историчности легенды о сангах можно исключительно в связи с третьей, процветавшей в городке Мадурай и позже сохранившей исключительное Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация значение в культурной истории Южной Индии.


В текущее время ученые располагают значимым числом надписей на «старотамильском» языке, выполненных письмом брахми и датируемых палеографически Ш—П вв. до н. э. Энтузиазм представляет Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация упоминание в надписях имен царей и географических заглавий, которые встречаются в ранешних тамильских литературных сочинениях.


Результатом деятельности третьей санги (определенными свидетельствами о которой мы, к огорчению, не располагаем) традиция именует свод поэтических текстов, которые дошли Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация до нашего времени в 2-ух сборниках: «Восемь антологий» («Эттуттохей») и «Десять песен» («Паттуппатту»). В стихах и поэмах этих сборников пред нами разворачивается широкая картина жизни тамильского Юга, очерчиваются разные сферы Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация деятельности древнетамильского общества. В деталях эта картина полностью реалистична и точна, хотя в целом поэты стремились к идеализированному проигрыванию реальности, что было связано с панегирической тенденцией в их творчестве.


Время от Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация времени к «поэзии санги» приравнивают сборники дидактической поэзии, ставшей пользующейся популярностью на Юге во 2-ой половине I тысячелетия н. э. Наикрупнейшим из таких сборников является «Курал» (либо «Тируккурал» — «Священные двустишия») — наинтереснейшее произведение религиозно-философского, этического Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация и дидактического плана. Невзирая на религиозную оболочку, «Курал» — сначала свод наставлений, регулирующих поведение человека в разных ситуациях. Броско, что вопрос о «религиозной принадлежности» текста так и остался нерешенным — на него «претендовали Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация» буддисты, индуисты и джайны, но чуть ли есть основание гласить о какой-либо религиозной специфике его: Тируваллувар, которому приписывается авторство, направляет свол строфы к человеку как таковому, человеку вообщем, а не Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация к адепту определенного вероучения.


Две главные темы этой поэзии — военно-героическая (пурам) и любовно-семейная {ахам). 1-ая раскрывается в большей степени в панегирическом ключе — стихи и поэмы сборников изобилуют восхвалениями древнетамильских царей (3-х основных Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация царств) и бессчетных правителей. Поэты славят их за воинскую доблесть, силу, неукротимость в битве, также за щедрость и доброту по отношению к подчиненным. С этим сопрягается воспевание богатых и процветающих под Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация властью правителя земель и угодий, перерастающее в экстаз перед красотой и обилием тамильской земли.


Тема «ахам» раскрывается на ценностях домашней жизни, и хотя поэты уделяют внимание любовным взаимоотношениям и до Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация брака, а после него супруги в большинстве случаев оказываются в состоянии разлуки, непременно, что конкретно крепкий домашний альянс представляется высшей, сакрализованной ценностью. Поэты никогда не передают собственных личных переживаний, их стихи посвящены отношениям обобщенных, безымянных Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация героев, которые открывают свои чувства в монологах, полных чувственного накала.


В период сотворения поэзии санги (приемущественно I—III вв. н. э.) тамильский язык был уже языком письменным, стихи и поэмы фиксировались Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация сначала на пальмовых листьях — материале очень недолговечном. В базе поэзии лежала уходящая в прошедшее устная традиция, создателями которой были кочевые певцы, обычно люди низкого общественного статуса. Использованные ими поэтические приемы, жанровые Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация формы были восприняты поэтами придворного круга, отшлифованы, а потом и закреплены в качестве поэтического канона.


Ранешняя тамильская поэзия свидетельствует о том, что на индийском Юге шел насыщенный процесс синтеза местных религиозных и художественных традиций Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация с северными, арийскими. Там отлично знали ведийскую культуру; брахманы — знатоки вед, спецы по жертвоприношением — воспользовались авторитетом и посреди населения (в основное городского), и при дворе. Известны были центральные понятия индуизма — дхарма, карма Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация, аватара и др., санскритский эпос — «Махабхарата» и «Рамаяна», разные шастры и сутры. Тяжело сказать, как отлично древнетамильское общество было ознакомлено о жизни на Севере, но то, что более образованная его Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация часть прислушивалась к идущим оттуда веяниям и даже следовала им, непременно. Было понятно о мощи североиндийского страны Маурьев. На это указываю? тамильские поэмы. Южные правители старались подражать маурийским императорам в способах заслуги славы Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация и были не прочь применить к для себя титул чакравартина.


Вообщем в древнетамильской поэзии правитель характеризуется по-разному: с одной стороны, это наследник старых местных традиций, полный сакральной энергии племенной вождь Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация, могучий вояка, совершающий на поле битвы обряд жертвоприношения, в каком слышны отголоски архаических обрядов, даже с элементами каннибализма, с другой — ревностный заступник индуистской дхармы, покровитель брахманов, совершающий вкупе с ними и под Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация их управлением ведийские жертвоприношения. Время от времени же вопреки собственному неукротимому и безжалостному характеру правитель в описании поэта стает как потомок знаменитого царя Шиби, отдавшего плоть ради спасения голубя.


Последний образ взят, вероятнее Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация всего, из буддийских джатак. Буддизм и джайнизм стремились достигнуть тут огромного распространения. В особенности интенсивно проявляли себя джайны, многие из которых были учеными-филологами и поэтами. Воздействие джайнизма ощущается, к Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация примеру, в одном из самых знатных произведений старой тимильской литературы, трактате «Толькаппиям», где суммируются познания по грамматике и поэтике. В конце V в. некоторый Ваджрананди сделал в Мадурай общество джайнов, но подробностей о Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация его деятельности мы не знаем.


Если в поэзии санги слой заимствований из североиндийских, санскрите- и пракритоязычных источников невелик, то в первой тамильской сюжетной поэме «Шилаппадикарам» («Повесть о браслете»), сделанной, возможно, в Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация V—VI вв., он уже достаточно значителен. В произведении рассказывается история негоцианта Ковалана, несправедливо казненного по приказу пандийского царя.


Подлинным героем, вобщем, выступает супруга Ковалана — Каннахи, терпеливая и добродетельная, воплощение брачной верности. В этом виде Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация отыскало отражение свойственное для дравидов представление о присущей даме сакральной энергии, которая может быть и благой и небезопасной. После смерти Ковалана эта энергия, скопленная Каннахи благодаря ее долготерпению и целомудрию, вырывается Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация наружу в виде огня (окутанная горем и гневом, она вырывает свою левую грудь), который спаливает город Мадурай. Кроткая дама становится богиней, могучей и неукротимой.


В поэме представлено много других религиозных мыслях, сначала джайнских Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация и буддийских, но сюжетное ядро ее, разумеется, связано с ранешними, приемлимо дравидийскими представлениями о суровых богинях, насылающих на людей огнь, эпидемии, несчастья и требующих поклонения и жертвоприношений (нередко кровавых), после Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация которых они сменяют гнев на милость.


Знаменитый создатель «Повести о браслете», принц династии Чера — Иланго обширно употребляет поэтический канон тамильской поэзии на темы «пурам» и «ахам», но почти все берет из санскритской литературы Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация — из эпоса, поэзии в стиле кавья и т. д. В целом «Повесть» может рассматриваться как гармонический синтез тамильской и североиндийской литературных традиций.


Еще одна поэма этого периода, «Манимехалей» Саттанара, формально продолжает Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация сюжетную линию «Повести о браслете»: ее героиня Манимехалей — дочь Ковалана и гетеры Мадави, — но идеологическая направленность тут другая. Это чисто буддийское произведение, насыщенное проповедями и апологетикой. Сюжет строится как цепь приключений и Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация подвигов юный буддийской монахини, через которые она показывает актуальную силу и привлекательность буддийской доктрины. Поэма свидетельствует о распространении на Юге, Индии посреди I тысячелетия мыслях хинаяны.


Подъем фактически южноиндийской культурной традиции во 2-ой Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация половине тысячелетия вызван взаимодействием разных религиозных направлений, более пользующимся популярностью посреди которых был шиваизм. Практика сотворения храмов и сложных форм богослужения, распространившаяся конкретно тут, в значимой мере повлияла и на Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация подобные явления брахманизированного Севера. Черты мифологического вида Шивы, зафиксированные в «Махабхарате», указывают на очевидное доминирование «южных элементов» в данном культе. В еще большей степени воздействие «дравидийского субстрата» на ортодоксальный индуизм выслеживается в культе Сканды Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация-Карттикеи. Эволюция этого вида — самое свойственное свидетельство взаимодействия 2-ух главных религиозных традиций. По общему воззрению ученых, макетом Сканды выступало специфично тамильское божество Муруган, неоднократно упоминаемое в литературе санги и сначало связанное с местными Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация тотемистическими верованиями. Его знаками были павлин и слон. Сканда почитается индуистами Тамилнада и в текущее время. Разумеется, с этим древним слоем культа соотносится и представление о Муругане — божестве горных либо холмистых дайонов Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация: святилища в его честь в большинстве случаев воздвигались конкретно на верхушках бугров. Числилось даже, что неважно какая равнина либо тропа в горах может быть его обиталищем.


Поклонение Муругану, как и его Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация мамы, воинственной древнетамильской богине Коттравей, сопровождалось неотклонимыми песнопениями и ритуальными танцами. Особенные жрецы и жрицы, увенчанные гирляндами цветов, предавались экстатическим пляскам под аккомпанемент различных музыкальных инструментов. В жертву божеству приносились цветочки, листья Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация и комки риса, пропитанные кровью животных (обычно закланию подвергались козы). Уже в древних источниках есть намеки на волшебные деяния и эротические ритуалы в культе Муругана. В таких описаниях несложно найти элементы тех форм Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация индуистской религиозной практики, которая в средние века становится принятой. В этом смысле почитание этого божества в основном проясняет истоки собственного индуистского культа, чем канонизированные свидетельства брахманистской традиции. Последняя ввела Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация его в собственный пантеон в виде отпрыска Шивы и Парвати, принесенного на землю Агни и воспитанного шестью богинями-криттиками (отсюда его позднейшее имя — Карттикея). Вобщем, сам этот миф — одна из загадок индуистской теогонии: он стоит Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация домом посреди других сюжетов брахманистской мифологии и полностью может быть отголоском какихто доарийских верований.


В эпосе Муруган бытует обычно под именованием Сканды либо Сенапати (вождя воинства), что также находит разъяснение в Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация текстах литературы санги. Он изображается сидячим на павлине либо слоне и возглавляющим рать божественных воителей. Старым его атрибутом было копье (возможно, намек на представления горных охотников Юга — первых адептов этого Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация культа), которым он поражает бесов. Позже традиция детализировала этот сюжет: три основных противника Муругана — бесы Сурападма, Симхамукха и Тарака осмысляются как знаки ахамкары (эгоизма), кродхи (гнева) и мохи (заблуждения). Пронзая их, Муруган Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация уничтожает три формы неведения (а-видья). Иносказательно толкуется и другая особенность мифологического вида божества — его «шестиликость». Так, 1-ое из его лиц рассеивает заблуждения души и омывает ее потоком света, 2-ое вознаграждает преданных адептов, третье Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация охраняет жертву, 4-ое дарит смертному «знание Атмана», 5-ое истребляет злых духов, шестое обращено с любовью к спутнице бога — «дочери гор» Валли.


Очевидно, подобные осмысления порождены позднейшей комментаторской традицией и показывают сложную Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация комбинацию мифологических представлений архаического периода и философских мыслях, отмеченных воздействием упанишад: броско, но, что на Юге этот процесс начался ранее и проходил лучше, чем на Севере. Позже, в пуранах, повсевременно употребляется схожий Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация прием, тем образы народного культа приводятся в соответствие с теоретическими построениями того либо другого учения.


В 1-ые века нашей эпохи культы Шивы и Муругана развивались в качестве самостоятельных направлений, в предстоящем же Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация наблюдается напористая тенденция к их сближению. В V— VI вв. Муругаи вовлекается в брахманистскую традицию и, получив имя Субрахманья, начинает рассматриваться в качестве «источника божественной мудрости», что в значимой мере стирает грань меж ним Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация и Шивой. К Сканде прилагаются такие чисто «шиваитские» определения, как бхутеша «властитель духов (созданий)», «махайогин», «великий гуРУ миров», «исцелитель». Появляется сектантская версия мифа, согласно которой конкретно он приобщил самого Шиву к занию Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация высшей правды, объяснив ему заветный смысл мантры «Ом». В этом случае сказалась, возможно, попытка поклонников Сканды включить Шиву в свой пантеон в виде второго по значению объекта почитания. В большинстве шиваитских сочинений Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация (агам) Тамилнада Шива сохраняет свое первенствующее положение, но он уже неотделим в иконографии и теологических истолкованиях от Сканды. Так, утверждалось, к примеру, что мир был создан «шестью искрами божественной энергии», вспыхнувшими во Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация взоре Шивы. 5 из их перевоплотился в элементы (эфир, ветер, огнь, вода, земля), шестая же породила Сканду. Интересно, что стихии тут вроде бы «заполняют пространство» меж Шивой, творцом мира, и Скандой, возникновением которого Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация заканчивается процесс миросоздания.


Представление о Сканде — отпрыску Шивы и Парвати (Разумы) — открыло путь к толкованию всех этих образов в качестве аллегории «божественной триады» (хотя прямых отождествлений с общеиндуистской концепцией тримурти не Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация было). Шива в данной композиции символизировал cam (абсолютное бытие), Разума — чит (абсолютное сознание) и Сканда — ананду (блаженство). Скульптурное проигрывание их расшифровывалось как сат-чит-ананда — триединая формула, соответственная в индуизме Брахману Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация упанишад. Но та же тройственность могла быть выражена и в иконографическом виде самого Сканды. Из 6 его ликов 5 символизировали Шиву, а последний (6-ой) — Разуму; одиннадцать из его 12-ти рук ассоциировались с одиннадцатью рудрами Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация ведийских текстов (все одиннадцать, взятые вкупе, обозначали одного Рудру-Шиву), двенадцатая рука, сжимавшая копье (санскр. «шакти»), воспринималась как аналог Деви. Позднейшая эзотерическая литература еще больше расширила круг такового рода уподоблений. Павлин, несущий на для Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация себя Сканду, истолковывался, к примеру, как совокупа ведийских текстов, сам Сканда — как «внутренняя суть вед» (т. е. мантра «Ом»), копье в его руке — как брахмавидья (познание Брахмана) и т. д. О распространенности Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация схожих интерпретаций в раннесредневековой литературе Юга свидетельствует, а именно, то, что в приписываемой Шанкаре поэме «Бхуджанга-праята-стотра» Сканда получает даже эпитет махавакья-гуха — «тайная суть величавого изречения» (имеется в виду центральная Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация формула упанишад: «тат твам аси»).


Развитие культа Муругана-Сканды и его "следующее слияние с культом Шивы и Парвати иллюстрируют общую тенденцию к сближению южноиндийских религиозных направлений с верованиями Севера, сближению, которое Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация содействовало проникновению в предстоящем чисто дравидийских легенд, образов и их эзотерической символики в культуру самых разных районов Индостана.


Период с VI по XII в. отмечен подъемом религиозной шиваитской поэзии. Ее создатели, поэты, получившие Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация заглавие наянаров («предводителей») и потом приобретшие статус святых, в собственных только чувственных гимнах воспевали Шиву, клялись ему в верности и любви, реализуя, таким макаром, соответствующие для течения бхакти идеи Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация беззаветной преданности богу. Более известными наянарами были Аппар, Сундарар и Нянасамбандар (VII—VIII вв.), чьи стихи составили именитый сборник «Деварам» («Гирлянда богу»), также Макиккавасахар (IX в.), создатель поэмы «Тирувасахам» («Священное речение»), ставшей Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация вроде бы энциклопедией тамильского шиваизма. В этом сочинении, кроме обычных для бхакти чувственных излияний, содержится ряд философских мыслях, которые в XII—XIV вв. содействовали созданию уникальной философской школы шайва-сиддханта.


Начало нашей эпохи Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация ознаменовалось широким распространением в Декане и вишнуизма, что отразилось, правда, более в литературе, чем в религиозной жизни этой части страны. Эталон бхакти, провозглашенный в «Бхагавадгите», отыскал тут в особенности подходящую почву — появилась широкая литература Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация, создававшаяся сначала альварами (поэтами-вишнуитами). В их произведениях, исполненных пафоса и конкретного чувства, передается целостная доктрина чувственно окрашенного вишнуизма. Вишну провозглашается единственным божеством, его почитают под именами Бхагавата, Пуруши, Нараяны и Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация Васудевы. Представление о безличном Брахмане упанишад чуждо альварам, их миропониманием является некоторый абсолютный теизм: Вишну — творец мира, пронизывающий все вещи и все существа, даже Брахма и Шива — только его сотворения. Ведийские тексты Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация бессильны посодействовать людям, никакое исследование не может само по себе приблизить душу адепта к «источнику бытия». «Антиведийские» выражения встречаются в гимнах альваров достаточно нередко. Тут допустимо созидать не только лишь противопоставление чувственной религиозности Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация бхакти ритуализму ортодоксального брахманства, да и некоторое общее противоборство «южной» и «северной» тенденций снутри индуизма.


Учение о Вишну — единственной действительности и сразу личном божестве — наталкивается на логическое противоречие, но альвары Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация преодолевают его средством особенного толкования принципа аватары. Вишну, по их учению, пребывает над миром вещей, но, движимый любовью к созданиям, опять и опять реализуется в вещественной форме. Ими признавались главные аватары, принятые «северным Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация индуизмом», хотя отдавали они предпочтение Кришне.


Этика альваров сводилась к идее бескорыстного служения божеству.


Все земные привязанности надлежало бросить ради этой главной и всепоглощающей цели. Представление о своем «я» призрачно и Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация исчезает совместно с религиозным прозрением. В этом случае повторяется центральный тезис упанишад, хотя концепция поэтов-вишнуитов по общему собственному духу показывает полностью оригинальное развитие этого положения. Мир как такой не есть зло, и адепт Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация не должен стремиться к физическому уходу от него, напротив, конкретно в мире и посреди его дел верующий может воплотить собственный импульс к «освобождению». Отталкиваясь от учения Гиты о «незаинтересованном деянии», альвары идут Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация еще далее, говоря, что «бессмертные бога на небесдх» служат Бхагавату-Вишну в отрешенности и блаженстве, но только человеку дано производить это служение посреди препятствий и скорби. Потому и тело не следует рассматривать Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация как «темное начало», сковывающее душу, ведь конкретно благодаря скованности адепт и способен стопроцентно проявить собственный духовный порыв. Если сам Бхагават воспринимал телесный образ в аватарах из любви к людям Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация, то человеку тем паче не подобает стыдиться собственной физической оболочки.


Другой соответствующей чертой проповеди альваров было принципное отрицание какого-нибудь неравенства людей в религиозном плане. Ни происхождение, ии образованность не дают преимуществ в Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация достижении духовной цели. Путь самоотверженной любви (прапатти) открыт для всех; если и есть какая-то иерархия, то только в том смысле, что «истинно погруженный в любовь» может быть источником света для собственных ближних (это Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация положение оказало конкретное воздействие на ритуальную практику тамильского вишнуизма: многие прославленные альвары после погибели становились объектом поклонения).


Бхакти на Юге, хотя и выступавшее в большей степени как религиозное течение Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация, вне сомнения, отражало определенные тенденции общественного бытия древнеиндийского общества, сначала собственного рода протест против догм кастовой системы.


Значение движения наянаров и альваров для духовной жизни Индии в целом было очень принципиальным. Провозглашенная ими форма Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация бхакти много веков спустя (в позже средневековье) распространилась по всей стране. Такие их основополагающие тезисы, как ценность чувственного богопочитания перед соблюдением ритуалов, равенство людей в религиозном плане независимо от касты, отказ от аскетизма Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация, также индифферентное отношение к йогической практике, были восприняты в самых разных течениях позднейшего североиндийского бхакти, и сначала в самом большом из их — учении Шри Чайтаньи. Как и в ряде других случаев, процессы Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация, наметившиеся в духовной жизни Юга, предвосхитили явления, приобретшие потом общеиндийские масштабы.


И джайнизм и буддизм насчитывали тут огромное количество сторонников еще до начала нашей эпохи, но конкретные свидетельства об этих общинах в Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация фактически тамильских источниках относятся к следующим векам. Имеются сведения о наличии огромного числа джайнских монастырей в Тамилнаде I—VI вв., позднее воздействие джайнизма на Юге, по-видимому, было более осязаемым, чем Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация на Севере, при этом это вероучение получило здесь нсколько другие формы.


Общеиндийское разделение джайнов на дигамбаров и шветамбаров осложнилось на Юге рядом новых расколов. От дигамбаров отделилась секта япания, в предстоящем Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация приобретшая огромное количество приверженцев. Основоположники ее считали, что кроме монахов-мужчин достигнуть спасения способны также дамы и миряне. Они отказались от неотклонимой для дигамбаров наготы, также от более грозных запретов, касающихся еды Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация. По всей вероятности, главной целью нового движения было приблизить классическую джайискую мораль к запросам ежедневного людского существования и тем обеспечить этому учению огромную жизнеспособность. Вправду, тенденция, намеченная адептами япании, скоро затронула и ортодоксальных Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация дигамбаров: они признали допустимость одежки и некого смягчения других аскетических предписаний. В преждевременное средневековье дигамбарская община Декана распадается на четыре организационно самостоятельные секты, носившие заглавие сена, нанди, дева и симха Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация. Правда, в базе этого деления не лежали какиелибо доктринальные расхождения. Причина «дробления» на этот раз была другой: в связи с упадком джайнизма на Севере огромное количество монахов устремилось на Юг, при этом выходцы Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация из какой-нибудь одной области старались сохранить прежние связи и в новых критериях. Таким макаром, наряду с общим ростом численности джайнов в Декане увеличивалась и их этническая пестрота, что делало неминуемым Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация возникновение все новых и новых групп.


«Семена либерализма», посеянные приверженцами япании, продолжали приносить плоды. Раннесредневековые тексты повсевременно упоминают «ложных монахов», отказывавшихся признать авторитет собственных духовных наставников и. не порывающих вполне связей с Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация мирской жизнью. Ортодоксы назвали их нашта-чарита (испорченные, дурного поведения) и даже анантасансари (обреченные вечно пребывать в кругу перерождений). Это в особенности рельефно отражает борьбу, развернувшуюся снутри джайнской сангхи; ведь, согласно учению Махавиры Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация, никакая душа не могла быть навечно лишена надежды на освобождение: хоть какое падение способно смениться взлетом в последующих рождениях. Но рознь меж «отступниками» и «традиционалистами» порождала настолько крайнюю нетерпимость, что в собственных выпадах они Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация не числились даже с буковкой ими же отстаиваемого учения.


Общий кризис «дигамбарской морали» в Декане проявился в том факте, что «лжемонахи» почти всегда сохраняли свое место в общине. Но в Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация какой-то момент организационный разрыв был должен стать неминуемым. В добавление к япании и четырем нареченным выше сектам, основанным вторженцами с Севера, образовались еще три группировки: каштха-, латаваргата- и дравида- сангха. Последняя Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация становится позже в особенности влиятельной, потому что только она отказалась от принципа, который, фактически, и обрек джайнов на собственного рода «социальную изоляцию» — запрет принимать в сангху хлеборобов и торговцев. Лишне гласить, что и аскетизм Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация, этот незыблемый краеугольный камень учения Махавиры, перетерпел в дравидасангхе очень значимые конфигурации: монахам этой секты разрешалось принимать всякую еду, воспользоваться определенным комфортом и (пожалуй, самое принципиальное) добывать для себя Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация пропитание производительным трудом. Появление дравида-сангхи вело к укадку других течений джайнизма. Тексты упоминают о неизменных распрях снутри той либо другой общины и о «непокорных монахах», которые, «подобно одичавшим слонам», бродят по стране, совращая Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация «истинных сторонников учения», отвергая авторитеты и претендуя на роль новых учителей.


Переворот, произведенный этой школой в классической практике джайнизма, открывал, казалось бы, возможность для перевоплощения его на Юге в «широкую религию», способную привлечь Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация огромное количество адептов. В реальности же конкретно эти -срадикальные преобразования» совсем подорвали его позиции. Совместно с отказом от практических предписаний, восходящих к проповедям Махавиры, последователи дравида-сангхи скоро отошли и от многих Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация доктринальных положений канона. Индуистские божества и богини Декана были введены в джайн"г.нй культ, храмовые церемонии и волшебные ритуалы практически копировали подобные обрядовые деяния тамильских индуистов. В конечном счете к Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация периоду позднего средневековья «реформированные» джайнские общины растворились в разных шиваитских, вишнуитских и шактистских сектах, тогда как малочисленные .^ортодоксальные дигамбары» сохранились в качестве замкнутых религиозных групп, вобщем, их воздействие на духовную жизнь Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация Декана становилось все наименее приметным.


Буддизм, как говорилось, просочился в Декан уже в 1-ые века после проповеди Будды и в протяжении нескольких веков оставался тут одним из господствующих направлений. Но начальный фуррор Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация оказался краткосрочным. Насыщенная конкурентность со стороны шиваитов, вишнуитов и джайнов привела потом к резвому сокращению числа буддийских монастырей на Юге. Многие вихары, отмечал Сюан Цзан (VII в.), заброшены, и нереально даже добраться Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация до их развалин через густые тропические заросли, изобилующие хищниками. Так, во всяком случае, было в Андхра-Прадеше. В западных Гхатах буддийская традиция оставалась живой. Один из монастырей, по словам китайского путника, насчитывал 300 монахов Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация. В деньки религиозных праздничков сюда стекались тыщи паломников, при этом некие приходили издалека. Вообщем в Декане, продолжает он, находились как хинаянские, так и махаянские обители. Хотя правители разных местных стран и не Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация исповедовали буддизм, некие из их, следуя, видимо, традициям более ранешней эры, даровали монахам пещеры и давали пропитание. Сведения Сюан Цзана подтверждаются и материалами эпиграфики. В целом, но, положение буддистов на Юге было в Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация этот период еще наименее крепким, чем на Севере. На это показывает увлекательный факт, приведенный этим же создателем: один из проповедников буддизма в Декаке, узнав, что правитель Дхармапала в Бенгалии Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация покровительствует этому вероучению, отправился туда вкупе с тысячью собственных последователей.


Броско, что в отличие от джайнской общины, имевшей тенденцию «перемещаться» с севера на юг, буддийская двигалась в оборотном направлении. Заслуживает внимания также, что в Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация ней (на Юге) не происходило ничего, напоминающего те жестокие споры и расколы, которые сотрясали местную джайнскую сангху. По-видимому, дух реформаторства и обновления, овладевший ее членами, означал еще огромную степень активности и популярности Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация джайнских учителей Декана по сопоставлению с буддийскими.


Упадок буддизма приметен и по художественной литературе Тамилнада. Из 2-ух более значимых поэм, сделанных на тамильском языке конкретно после эры санги, — «Шилападикарам» и «Манимехалей Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация» — последняя очевидно апологетична: ее героиня после многих приключений и превратностей судьбы обретает «освобождение», став буддийской монахиней. Поэма свидетельствует о преобладающем распространении тут хинаяны в IV—V вв. Позже буддийская тема совсем исчезает из Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация тамильской поэзии, центральными произведениями которой становятся гимны вишиуитов-альваров и шиваитских бхактов-наянаров. Окончательное вытеснение этой религии индуистскими культами (в Декане) относится к X—XI вв.


Рассматриваемый период был отмечен значимым развитием Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация философской мысли в Тамилнаде. Если в предыдущую эру подобные идеи выступали приемущественно в форме эзотерических истолкований разных образов индуистского культа (интерпретации триады Шива — Разума — Сканда и т. п.) либо в Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация качестве обоснования новых, специфичных конкретно для Декана •вариантов движения бхакти (развитие принципов упанишад и Гиты в учении альваров), то в предстоящем они становятся центральными в создаваемых местными создателями трактатах, а Юг преобразуется Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация в арену противостояния разных школ. Конкретно в южноиндийской литературе философские идеи в первый раз становятся элементом содержания эпических произведений, где сюжет часто отступает на задний план, выполняя только роль обрамления принципов определенной школы.


В Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация особенности показательна в этом смысле «Манимехалей», в какой, невзирая на общую «буддийскую рамку», по существу, излагаются главные доктрины древнеиндийской философии. В поэме тщательно говорится о «способах познания», гносеология воспринимается как самостоятельная тема Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация и не связывается с любым из определенных религиозных направлений, при этом создатель напористо отыскивает тамильские эквиваленты для выработанных североиндийской традицией санскритских определений.


Произведение показывает глубочайшее знакомство южноиндийских философов и поэтов Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация с основными философскими направлениями Северной Индии: саикхьей, ньяей, вайшешикой, пурвамимансой и локаятой. В тексте отражены мнения не только лишь буддистов, да и адживиков, индуистов и джайнов. Другими словами, «Манимехалей» представляет собой собственного Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация рода компендиум общеиндийских концепций определенной эры. Совместно с тем то, как изложены эти концепции, свидетельствует о творческом их освоении и позволяет судить, какие вопросы в большей степени тревожили мыслителей старого Тамилнада Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация.


Развитие философских мыслях в Южной Индии не прекращалось и позже. Не случаем, что наикрупнейшие предсгавители ведантистской традиции — Шанкара и Рамануджа -- выходы из этого района. Их учения скоро заполучили общеиндийскую известность, а в предстоящем были восприняты Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация самыми разными сектами индуизма в качестве философского фундамента. Положения санкхьи, по данным Сюан Цзана, получили обширное распространение в Декане в VI—VII вв. Еще больше интересно, что Юг стал прибежищем Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация локаяты в эру, когда на Севере последняя уже вытеснялась. Такое параллельное развитие разных течений — показагель интенсивности и творческого нрава философских исканий на Юге. Правда, по числу дошедших до нас подобного рода Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация текстов он очевидно уступает Северу, но не стоит забывать, что внимание научной индологии в протяжении более чем полутора веков было приковано в большей степени конкретно к санскритским сочинениям, тогда как богатейшая тамильская традиция Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация оставалась достоянием только самих ее носителей. Исключительно в последние годы ценнейшие монументы начали вводиться в «научный оборот» (сначала необходимо отметить труды Ж. Филлиоза, А. Даниэлу и группы ученых, работающих во Французском институте Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация индологии в Пондичерри).


Зарождение научной мысли в Декане уходит своими корнями в 1-ые века нашей эпохи. Огромное количество сведений, связанных с географическими, астрономическими и натурфилософскими представлениями, содержится в произведениях тамильской литературы, в особенности Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация в «Курале». Начинателем научных изысканий числился знаменитый мудрец Агастья, в виде которого воплотились, может быть, черты реально существовавших учителей эры архаики. Его последователи сделали стихотворный трактат «Паннирупадалам», к огорчению, не сохранившийся Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация (некие исследователи считают, что он был составлен еще до нашей эпохи). О его нраве можно судить по необъятному, также стихотворному трактату «Толькаппиям», соперничающему по популярности в Тамилнаде с «Куралом» и «двумя Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация величавыми поэмами» («Шилападикарам» и «Манимехалей»). Создатель показывает, что <Паннирупадалам» послужил для него прототипом. «Толькаппиям» гредставляет собой, как и многие другие поэтические трактаты индийской древности, некоторое собрание разных научных и философских познаний по Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация грамматике, этимологии, синтаксису, орфографии, в нем рассматриваются правила просодии, излагаются разные литературные приемы и сразу приводятся определения, связанные с социальной организацией, этикой и религией. Это сочинение вместе с «Куралом» кропотливо изучалось в следующие Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация века и было применено при написании многих особых научных трудов.


С Деканом и Южной Индией была связана деятельность ряда больших астрологов старой и раннесредневековой Индии. Арьябхата, как уже говорилось, родился в стране Ашмака (область Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация меж реками Годавари и Нарбада), и конкретно на Юге были обнаружены многие его труды; в этом же районе, может быть, творил и его ученик — Бхаскара I. Тут сложилась развитая самостоятельная Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация школа древнеиндийской астрономии. Слава Арьябхаты и его последователей, также их научные идеи перескочили границы Декана: на базе их трактатов и мнений развивалась общеиндийская традиция. Югу принадлежит и выдающийся математик Махавира, труд которого и Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация комменты к нему сохранились в переводах на каннада и телугу (сам он писал на санскрите). В XV в. выдающийся «комментатор» (в этом случае эта его деятельность служила оболочкой для выражения собственных Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация мыслях) Парамешвара, уроженец Кералы, удачно продолжил местную традицию: его комменты к работам Арьябхаты и Бхаскары I сразу стали известны во всей стране.


На бесспорное развитие науки в старом Тамилнаде указывают сведения Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация о сложившейся там системе образования. Отдельные брахманы-учители собирали вокруг себя учеников и наставляли их в знании ведийских самхит и ведант. Такое обучение называлось по североиндийскому эталону гурушишья. Но оно не исключало возникновения Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация постоянных школ с группой учителей, любой из которых преподавал какую-либо дисциплину. Основными предметами кроме, очевидно, исследования религиозных текстов были география, математика и астрономия. Типично, что уже в ранешний период энтузиазм Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация к астрономическим явлениям далековато выходил за рамки астрологических изысканий, настолько фаворитных в Индии со времен зарождения адживикизма. Преподавались также грамматика и просодия, зачем обширно привлекался «Толькаппиям». Особенное место занимали логика и искусство ведения диспута. В Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация этом смысле конкретно древние школы сделали вероятным следующий расцет философской мысли и пользующимися популярностью диспуты меж приверженцами разных доктрин. Общественные диспуты на религиозные либо философские темы проводились при широком Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация скоплении народа.


Школы обычно поддерживались и субсидировались правителями. Устанавливались даже стипендии, выдаваемые средствами либо продовольствием. Образование не было монополией одной только вершины общества, связанной со жречеством либо кшатрийством. Юноши из семей торговцев учились Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация у более опытнейших мастеров этого дела правилам математики, ведению сделок, взиманию процентов, оценке продуктов и т. п. При неких школах существовали поликлиники и плантации фармацевтических растений, где передавались мед зания, скопленные Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация вековым опытом.


В деревнях с юными людьми занимался специально выделенный общиной учитель — канаккаяр. Кочевые певцы знакомили фермеров с сюжетами тамильской литературы. Дамам на Юге никогда не воспрещалось исследование главных религиозных текстов. Может быть, более Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация свободное положение дамы в Тамилнаде по сопоставлению с брахманизированным Севером выразилось в том факте, что посреди прославленных проповедников бхакти были и поэтессы: к примеру, произведения шиваитской поэтессы Карейккая и кришнаитки Андаль по достоинству Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация числятся верхушками всей тамильской поэзии.


Таким макаром, вклад Южной Индии в философскую, научную и религиозную идея субконтинента воистину громаден. К огорчению, подлинные его масштабы до сего времени еще не оценены Глава тринадцатая - Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация полностью индологической наукой.




glava-trinadcataya-tarakanishe.html
glava-trinadcataya-voprosi-regulirovaniya-trudovih-otnoshenij-v-rossijskoj-federacii.html
glava-trinnadcataya-psihologicheskoe-karate-igor-vagin.html