Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев

^ Глава 30 4-ая. Невидимые правители


Цель оправдывает средства

Каждый раз, оказываясь в этом кабинете, Ашкенази ловил себя на мысли, что время тут прекращает собственный сумасшедший бег. По ту сторону окон могло происходить все, что только может Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев произойти в этой потерявшей себя стране, но за плотными шторами, гасящими рокот оживленной улицы, всегда царствовали покой и полумрак, чуть размытый мерклой настольной лампой. Как говорила легенда, когда-то издавна Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев популярная оперная Чуда, не устояв перед владельцем кабинета, накинула на абажур свою шаль. Что вышло позже, какие клятвы и признания были произнесены в волнующем полумраке, окутавшем стенки, не знал никто. Звезда Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев оперы канула в небытие нескончаемой магаданской ночи, а владелец никому собственных загадок не открывал. Осталась только шаль, навечно укрывшая бронзового амура, держащего в руках пылающий шар лампы.

Соломон Исаевич изредка покидал свое убежище в Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев глубине большого театра, где, сколько помнил Ашкенази, работал админом. Он пережил многих: невозвратно теряли глас истеричные примадонны, спивались герои-любовники, со скандалом снимали режиссеров, уходили в бомжи живописцы, не выдержавшие интриг, а Соломон Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев Исаевич оставался админом. Его даже не задела карающая ладонь Минкульта, когда посреди юный поросли артистов пошла мода не ворачиваться с забугорных гастролей. Он жил тихо и неприметно, знал обо Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев всем происходящем в театре и вокруг него, но предпочитал не вмешиваться. Истеричная закулисная жизнь, казалось, дохнула на пороге его кабинета. Тут был оазис тишины, медленных дискуссий, тонких намеков и многозначительного молчания.

«Я Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев любознательный, потому должен жить длительно. Охото, понимаете ли, выяснить, чем все-таки это все кончится», — гласил он самым егозливым, пряча в умных очах ухмылку. И он, вправду, казался человеком вне времени. Только великодушная седина Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев и узкая сеточка морщин вокруг глаз гласили, что Соломон Исаевич далековато не молод. Но аристократичность манер и гордая осанка до сего времени тревожили дам, щедро одариваемых контрамарками на премьерные спектакли. Как Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев шептали злые языки, Соломон Исаевич для сохранения здоровья до сего времени пользуется услугами юных дарований из танцевального училища при театре. Слухи только крепили авторитет нестареющего бессменного админа. Он знал свое место под Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев солнцем, обустроил и обнес его незримой стенкой полумрака и тишины и, само собой, имел право воспользоваться некими льготами хранителя очага искусства и храма красы.

Но почему же тогда при приближении этого благообразного старого Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев мужчины мелко дрожали драгоценности на пышноватых бюстах мам, выведших подросшую молодежь на новогоднюю елку в Колонный зал? Почему папаши стискивали мокроватые ручонки чад и вытягивались, как ефрейторы на строевом смотре? Так как Соломон Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев Исаевич был Админом.

Раз в год, фланируя в суете Колонного зала, он как рачительный садовник осматривал чуть распустившиеся цветочки. Его наметанному глазу довольно было секунды, чтоб, сопоставив малыша и Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев напряженных, как на семейном фото, родителей, вынести решение: вести либо нет. Забракованных, несших очевидные признаки вырождения либо происходивших из семей, скомпрометировавших себя недостойным поведением, оставлял на откуп варианта. У достойных, — а в ребенке, как Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев в щенке, сходу видны порода и будущая стать, — случайностей быть не должно. Тот, кто способен далековато пойти и подняться высоко, должен достигнуть ему предназначенного. Но что остается от него, потрепанного в Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев стычках за свое с безродными и нечистыми, вообразившими, что им что-то полагается в этой жизни сверх отпущенного и предначертанного? Нет, его непременно необходимо поддерживать, вести по этой беспощадной жизни.

От всей Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев общины в кабинет Соломона Исаевича стекались данные о подрастающей смене. Он раскладывал сложнейший пасьянс: подбирались учителя, в чьи классы был должен попасть избранный потомок, велись переговоры с деканами факультетов, в подходящий Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев год готовыми обеспечить поступление в заблаговременно определенный Университет; юного спеца с новым дипломом был должен принять собственный управляющий, обучить всему, что не напишешь в учебниках, и, уходя на пенсию, передать бразды заматеревшему Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев волчонку. Пути избранных ни при каких обстоятельствах не должны были пересечься: к чему лишняя конкурентность меж своими, хватит и чужих. Исключение делалось только для браков. Да и таинство Гименея Соломон Исаевич выверял жесткой логикой и Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев далековато идущим расчетом. Сконструированный им альянс не обещал домашнего счастья, но гарантировал стопроцентный учет интересов породнившихся семей и общины. Отказавшиеся от пути, предначертанного рукою Соломона Исаевича, навечно вычеркивались из его обширной памяти Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев. Дурачина, коль он так желает, имеет полное право идти, беспечно насвистывая, по тропинке, ведущей в пропасть.

Ни Ашкенази, ни его предки дурачинами себя не считали. Потому, выслушав Соломона Исаевича, только покорливо вздохнули Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев. Админ, специально приглашенный на праздничек совершеннолетия Саши Ашкенази, поковырявшись в рыбе-фиш и выпив полбокала сухого шампанского, с расстановкой произнес: «Мальчик пойдет далековато. Его мать не выяснит горечи бедности, это Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев я вам говорю. Но! — Соломон Исаевич погрозил сконфузившемуся Саше сухим пальцем. — В таком возрасте уже спекулировать чеками! Оно вам нужно, юноша? Вы умеете делать средства, я это знаю. Но этого не много Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев. Необходимо уметь делать их осторожно! А вам этого, как досадно бы это не звучало, не дано. Сурового бизнесмена из вас не выйдет, очень уж преступный склад разума. К нашим деньгам вам и близко Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев приближаться нельзя. Будете работать с чужими. И никакой эмиграции, юноша. Даже бросьте об этом мыслить!» — Он строго поглядел на Сашину маму, только два денька вспять получившую приглашение от неведомых родственников, удачно обустраивающих Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев обетованную землю.

Это было много годов назад. А сейчас постаревший и потрепанный жизнью Саша посиживал напротив, но как тогда и, смущенно сопел, ждя приговора Админа.

Выслушав Ашкенази, Соломон Исаевич длительно молчал, поигрывая серебряным Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев ножичком для разрезания бумаги. Ашкенази щурился, когда острый кролик, соскользнув с лезвия, попадал в глаза. Заговорить первым он не решался. Вдруг вспомнилась древняя хохма о неплохом адвокате.

«Хороший адвокат — это непременно Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев старенькый еврей. Выслушав клиента, он непременно молчит три денька, так как задумывается, что сказать. А позже непременно молчит еще денек, так как задумывается, гласить это либо нет. Итак вот, когда он, в Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев конце концов, гласит, то это не непременно то, о чем он так длительно думал». Соломон Исаевич не был адвокатом, он был Админом. Но, как в свое время вызнал Ашкенази, он был Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев одним из хранителей казны общины. Его слово было законом в любом деле, касавшемся пополнения либо урона казны.

— Вот там, — Соломон Исаевич указал ножиком на обратную стенку, — там у меня висит Шагал Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев. — Ашкенази послушливо оборотился и поглядел на чуть видимую в полумраке картину. — А сзади — Репин. Подлинники, естественно. И мне не нужно длительно разъяснять, что лучше, я это вижу сам. Но! — Он немного пристукнул Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев ножиком по столу. — Марик Шагал — наш мальчишка. Пусть у него не все выходит, как нам того охото, но он — наш. Это не делает его живопись лучше, но — делает ее другой. Ты сообразил, о Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев чем я?

Ашкенази только засопел, его издавна отучили показывать свою догадливость в общении с суровыми людьми.

— Я о для тебя, — вздохнув, продолжил Соломон Исаевич. — У тебя выходит не так, как нам Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев бы того хотелось. Но! Ты работаешь с людьми, у каких нет ничего святого, это нужно учесть. Вот поэтому я не виню тебя. Эти оборванцы и гопники привыкли все делать под нажимом. Сами Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев такие и других разламывают под себя. Но в наших делах нажим исключен, ты согласен?

Ашкенази снова засопел.

— Нажим исключен. — Соломон Исаевич отодвинулся в тень, сейчас Ашкенази была видна только сухая кисть, поигрывающая Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев ножиком. — Я могу связать цепь, о которой просит Кротов, не выходя из этого кабинета. Думаю, ты бы и сам сумел отыскать подходящих людей. Но! Ты пришел ко мне. Почему?

— Я поразмыслил… Так будет лучше для Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев всех нас.

— И тебе сначала. Работать с Гогой далее нельзя. Этот зарвавшийся уголовник сгубит всех, это я для тебя говорю! Кротов — совсем другое дело. Он довольно суровый партнер. Если Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев он решил возвратиться, мы ему в этом поможем. Если он решил убить Гогу, мы ему в этом должны посодействовать. За узнаваемый процент, естественно. Но! Чтоб было отлично всем — ты сообразил меня? Ты Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев будешь рядом с Кротовым и станешь служить ему верой и правдой. Ты должен выяснить, кто, для чего и с какой перспективой оживит Кротова. Старенькых партнеров Кротова я знал, но прямых выходов не имел Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев. Старенькые это дела либо новые партнеры, не сущность принципиально. Мы должны использовать шанс и получить выход на этих людей. Попытаемся отыскать общие интересы. Если это получится, для тебя придется убрать избыточное звено Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев. Я имею в виду Кротова. Посредник — неприятель в любом деле, ты еще не запамятовал это правило?

— Я помню его, Соломон Исаевич. Я помню все, чему вы меня учили.

Соломон Исаевич навечно замолчал. Мертвую тишину Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев в кабинете нарушал только мерный стук ножика по полированной столешнице. Загипнотизированный мерным, как удары метронома, звуком и колоритными вспышками кролика на лезвий ножика, Ашкенази вздрогнул, вновь услышав маленький глас Админа.

— Ты умный Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев мальчишка, Саша. Ты сразу сообразил, что такие деньги — это уже политика! Так слушай, что для тебя произнесет старенькый Соломон, а он пережил почти все и многих… Если я еще Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев хоть чего-нибудть понимаю в этой стране, Кротова они легализуют без особенных заморочек. На данный момент миллионерами назначают, как ранее назначали директорами заводов. Назначат и его. Но! — Ножик резко стукнул по столешнице. — Я желаю задать Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев вопрос: а под какую программку будет делать средства Крот? Выбор, как досадно бы это не звучало, невелик. Или военно-финансовая олигархия, как в Латинской Америке, или возрождение партийного страны. 1-ый вариант меня Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев не устраивает. Для него придется взбить волну патриотизма. А когда российские вспоминают о патриотизме, я начинаю плохо спать ночами. Цивилизация напрочь утратила традиции, здесь уж ничего не поделать. Восстановлением Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев церквей, монументами расстрелянным царям и хороводами на Красноватой площади дело не поправишь. В конечном итоге они получат обыденный «квасной патриотизм», а от него до «бей жидов, спасай Россию» — только один шаг. Пролетарский интернационализм, хоть я Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев и не отношу себя к пролетариям, меня устроил бы больше. Вот я и желаю спросить: помогая Кротову, не рубим ли мы сук, на котором сидим, как считаешь?

— Соломон Исаевич! — Ашкенази придавил Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев ладонь к пухлой груди. — Вчера я встречался с теми, к кому меня послал Крот. От их за милю пахнет Старенькой площадью. Клянусь матерью, это суровые люди!

— Ну, после Гоги для тебя хоть какой Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев покажется суровым! — хохотнул Админ. — Сколько просит Крот за векселя? — внезапно резко спросил он.

— Тридцать 5. И, как обычно, 10 процентов с оборота после реализации векселей.

— М-да. Сумма не особо велика. Но достаточная Глава тридцать четвертая. Невидимые правители - Олег Георгиевич Маркеев, чтоб попортить для себя жизнь. Либо нет?

Ашкенази ощутил устремленный на него из полумрака прохладный взор. Предупреждение было произнесено. Админ принял решение.




glava-tretya-arkadij-i-boris-strugackie.html
glava-tretya-chast-pervaya-robinzon-.html
glava-tretya-deti-indigo-li-kerroll-dzhen-touber.html