ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника

ГЛАВА 3-я


1


Василю эти деньки доставили много тревог. Было ид много до собрания, жили

они, бились в нем на собрании, с ними отправился он и домой, неся внутри себя

целую бурю колебаний, беспокойства, недоверия.

Тревога ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, поначалу неясная, перемежавшаяся с удовлетворенными, хорошими мечтами,

окутала его посильнее, когда он увидел, что комиссия пошла по хатам.

Удовлетворенный тем, что хотимый передел все таки реализуется, гадая, сколько дадут

ему земли, он совместно с тем ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника волновался, чтоб как-нибудь не обошли его, не

схитрили и не обделили. И на людей, избранных в комиссию, он смотрел с

надеждой и подозрительностью, как будто гадал, какой приговор ему вынесут.

Посреди ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника этих людей более всех волновал его отец Ганны, который, казалось

Василю, сейчас не может не заступаться за Корчей, родственников собственных, не

подрывать шансы Василя на фортуну...

Комиссия не обошла и хаты Василя, перемерила и ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника его поле. Василь сам

гласил с ними, когда они записывали, сколько у него земли и какая семья,

прогуливался рядом, пока перемеривали полосу. В те деньки как никогда ранее

появилось у него желание сдружиться с Миканором, и не ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника проходило денька,

чтоб Василь раз, а то и два не заглянул к собственному другу. Но Миканор

сейчас дома посиживал изредка, не раз приходилось говорить только со старенькым

Даметиком, от которого не было никакой полезности ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника. Правда, и от встреч с

Миканором многого ожидать не приходилось. Миканор стал какимто принципиальным,

что-то скрывал внутри себя, не проявлял большой благожелательности. Только и

вызнал Василь, что кое у кого отыскали ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника лишки, что ему должны прирезать с

полдесятины, но какие это будут полдесятины - земля либо пустошь, - так и

не допытался. У Миканора на все вопросы был один ответ:

собрание соберется, комиссия обсудит, - и Василь ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника ощущал, что на

какую-то необыкновенную доброжелательность надежды не приходится. В стремлении

предвидеть, какой стороной оборотится к нему судьба, привыкший ожидать

худшего, он на уровне мыслей не раз, не два недобрым словом поминал Миканора

Со злой радостью повстречал ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника Василь слухи о том, что в особенности много земли

должны отрезать у Глушаков. Одни гласили, что должны укоротить

глушаковские поля более чем наполовину, другие - что даже еще более.

Прогуливались и такие дискуссии, что ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника если уж забирать у него, то лучше не

какуюнибудь иную, а ту землю, что около цагельни. Правда, скоро прямо за

этими дискуссиями поползли слухи, что опять объявился Маслак, грозил

накормить землей всех, кто ее очень хочет, и ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника дискуссии о переделе

притихли.

Естественно, и каждому мальчику было ясно, что если сейчас люди и меньше

гласили о переделе земли, то задумывались, разумеется, еще более. Задумывался о нем и

Василь. Дискуссии о Маслаке, напоминавшие ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника ему ту ужасную ночь, грозили

парню больше, чем кому-нибудь другому. Он и сейчас, казалось, ощущал

прикосновение бандитского обреза, и сейчас при одном воспоминании холодело

сердечко от испуга. И все таки надежда на землю, ставшая ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника таковой близкой, не

исчезала, точила и точила его. Ужас и надежда перемежались в душе,

боролись меж собой, то вынуждали молчать, скрывать свои чувства, то

заполняли парня отчаянной смелостью, отвагой, готовностью на все.

Эти покорность и ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника бунтарство, ужас и отвага бились в нем в особенности

жарко, когда он посиживал на собрании, смотрел, как то приближается, то

отступает от него счастье. В течение всего собрания он и не задумывался

гласить. Возлагал ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника надежды, что и без него обойдется, но вдруг топь, казалось,

разошлась и под ним.

Он ощутил, что погибает. Возлагать было не на кого.

Было надо спасаться, биться за свою жизнь самому. И он ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника вскочил,

бросился в бой. Заорал, не помня себя, не опасаясь ничего...

Сейчас он шел по черной улице, месил куреневскую грязь и понемногу

остывал под сырым, холодноватым ветром, тянувшим с болота. Недалеко

брели люди ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, слышен был говор, но он не присоединялся ни к кому, жил своим

волнением, своими заботами. Тревожно было оттого, что не выдержал,

выскочил против Маслака, и непонятно, что сейчас будет. Но не ужас, не

раскаяние тревожили ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника его - в душе крепчала упорная отвага, решительность: "Ну

и пусть, пусть угрожают. Что все-таки мне - самому от земли отрекаться. Так можно

и без ничего остаться, если страшиться всего!.. Пусть еще ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника сами помыслят, как

бы их кто-либо землей не накормил! . " В эту минутку не только лишь Миканор и

другие куреневцы, да и Харчев с Шабетой вспоминались без обиды, не как

противники, как союзники, "И очень ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника может быть, что "накормят" маслачков.

Харчев, может, только и ожидает, смотрит где-нибудь. Пусть только сунутся!.."

Рядом оказался Игнат, Хадоськин отец, пошли вкупе, - Много еще

молотить?

- Да уже скоро. Может, копна какая-нибудь...

- И у меня ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника незначительно. Просто в этом году...

- Да. Не густо...

Далее шли молчком, но Василь ощущал, что человек непопросту подошел,

держится рядом не напрасно, - с неприязненностью, уважает. Видно, за смелость

нынешнюю, за то, что ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника не побоялся, правду произнес перед всеми.

Когда Игнат свернул на собственный двор, у Василя осталась от этого согласного

молчания отменная, миролюбивая удовлетворенность.

Дома дымила, трещала лучина, и около припечка посиживал в одной ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника жилетке дед

Денис. Василь лицезрел его на собрании и не знал, каким образом старик успел

возвратиться ранее: видно, не досидел до конца.

- Вот и герой наш! - удовлетворенно произнес дед. Он забавно отдал приказ

мамы: - Дай ему ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника чего-нибудь поесть!

Поставив миску с рассолом и чугунок с картошкой, мама присела на лавку

и длительно смотрела на Василя очами, полными волнения и сожаления.

- Ну, чего вы! - не выдержал, неласково буркнул ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника Василь. - Все равно как

век не лицезрели!

- Боязно мне, сыночек. Для чего для тебя было соваться?..

- А что было, тем часом, делать, если молчали все как соды в рот

набравши? - похвалил Василя дед ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника.

- Все равно. Хоть бы, избави бог, отвратительного чего не вышло!

- Ну, вот еще! - Василь, рассердившись, готов был кинуть ложку. -

Вечно вы!

- А ты не кипи! - строго посмотрел на него дед. - На то ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника она мама, чтобы

за дитя волноваться!.. И ты, - упрекнул он мама, - лезешь со своим стоном

не в пору, поесть не дашь человеку!

Уже когда легли спать, дед Денис проговорил впотьмах с печи:

- Этого старенького Корча аж ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника затрясло, когда ты гласил.

Если бы сумел - порвал бы! Не попадайся сейчас ему либо Евхиму. Но ты,

тем часом, не страшись! Не очень и поддаваться необходимо! И никому уступать не

следует! Никто ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника за тебя не заступится, если сам не заступишься! Так пускай,

тем часом, знают, что и у тебя зубы есть!

Помолчал малость, поворочался: видно, жгла печь. Как будто читая мысли

Василя, порекомендовал:

- И завтра, тем ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника часом, не зевай. Как будут разделять, скажи - только бы

какой земли нам не нужно! Проси, чтобы полюдски наделили! Не уступай, одним

словом! Не уступай!


2


Василь пробудился рано, до первых петухов. В хате все еще спали ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, и

только Володька на печи что-то бурчал во сне. Это бормотанье) видимо, и

разбудило Василя. Он уж готов был опять задремать, но в сонливую

.беззаботность его вдруг ворвалась тревога-воспоминание: сейчас! Сейчас

должно начаться!..

Чуть ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника дошел до него смысл того, что случилось вчера, покоя как будто и не

бывало. Вспомнились споры на собрании, опасение, что отложат передел,

снова закружились, обожгли жаркие слова, которые вырвались у него ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника. Снова

как будто гласил, орал, нападал на тех, кто осторожностью, трусостью

чуть ли не сорвал передел земли, вступался за себя, за свои полдесятины.

"Отлично вам гласить, если есть с чего прокормиться: вволю земли, и

какой, - что ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника ни бросишь в нее, всегда что-то вырастет! Как мне, на одном

песке, на пустоте этой? Как?" С этими мыслями-обидами переплетались

напоминания об опасностях Маслака, да и сейчас ужасу не поддавался. "Сами

пусть ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника не очень вылезают, если желают целыми быть, змеи болотные!"

О чем бы ни вспоминал, ни на момент не исчезая, жило в нем, тешило и

растравляло душу беспокойство о земле. До прошлого дня он ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника только грезил о

ней, а сейчас она была практически у него в руках. И не горсть, не мелочь

какая-нибудь - более полдесятины. Если б подфартило при дележе да реальный

кусочек прирезали, урожайный, то это ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника было б все равно что враз разбогатеть!

Не в первый раз просил, умолял на уровне мыслей: тот бы ему клич, что около

цагельни, что у Корча отберут.

Грезил, а сам беспокоил себя, предрекал уверенно ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, как будто заблаговременно знал:

"Ага, ожидай, так для тебя и дадут его! Узреешь его, как свои уши! Много там

глуповатых в комиссии либо посреди тех, кто около нее отираются, чтобы таковой

вкусный кусочек ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника дать другому!" Он практически своими очами лицезрел, как этот -

таковой хотимый, давным-давно облюбованный - кусочек перебегает в чьи-то

другие, ловкие, хитрые руки. "На вкусный кусочек ловцов здесь с излишком. И не

оглянешься, как выхватят ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника из-под носа! Из кармашка и то, если бы упрятать

можно было, вытянуть ловцам этим - как плюнуть!"

В тревоге, полный свирепой ненависти к ловцам, из-за которых не избежишь

обид, Василь вроде бы слышал дедово ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника наставление, которое еще посильнее

горячило, добавляло смелости: "Не поддавайся! Пусть знают, что и у тебя

зубы есть!"

Просто сказать не поддавайся! Василь готов был разозлиться на деда

Дениса: пусть бы сам попробовал не поддаться, живя ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника с такими людьми!

И все таки Василь не желал и не мог уступать: уж очень завлекала его

земля, что около цагельни! Уж очень жаль было бы упустить такое добро,

дать пользоваться им кому-то ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника чужому!

Оно так близко, добро это. Практически в руках. Лишь бы не проморгать, не

дать отхватить его другим. Самому ухватить ранее! Не ждя, пока

кто-либо из комиссии приберет к рукам! Он ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника вдруг похолодел: а может, пока

он задумывается попусту, тот кусочек кто-либо уже присвоил! Ведь не только лишь ему

постановили дать землю! "Встал ночкой и - захватил!

И ожидает только, когда подходят другие - чтобы показать ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника!..

А чего ж, приедет с плугом, запашет и - владелец! И никто ничего не

сделает ему!"

Василя так встревожила эта идея, что он уже не мог лежать, вскочил,

стал стремительно одеваться. Не пошевелил мозгами даже, что ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника может разбудить мама либо деда,

- не до того было Но никто и не пробудился. Им и хлопот не достаточно, что в этот

момент кто-то, может быть, из-под рук ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника выхватил их достояние!

Во дворе, черном и тихом, шелестел по соломенной крыше, булькал по

невидимым лужам дождик. Тихо было и во всей деревне, ни один огонек не

желтил мглы. Но Василя не успокоила эта тишь ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника: хитрые ловцы делают

свое дело тайком. Не таковой он дурачина, чтобы поверить, что если в деревне как

как будто тихо, то все дремлют.

Оскальзываясь на влажной дорожке, Василь выкарабкался огородами к

пригуменью, не колеблясь ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, направился в лопотливую дождевую черноту. Он то

шел, то бежал, мысли, как оводы, не давали покоя, уверяли: запоздал,

проворонил, заняли уже. Захватил кто-то. Захватил, и никто ничего ему не

сделает. Будет пановать для себя на таком ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника добре...

Василя щемила зависть к этому неведомому, так перехитрившему его. Не

просто зависть, а зависть с неприязнью, которая все усиливалась,

становилась более злой. Ну и как по другому: практически из-под ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника рук выхватил

хапуга ловкий! Кому же, как не Василю, должен принадлежать этот кусочек,

давным-давно присмотренный, облюбованный. Еще никто и не задумывался о нем, как

Василь избрал его. И вот - вырвали, считай, прямо из рук, и ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника никто не

установит справедливость, никто не сгонит хапугу, заразу эту: по закону,

произнесут, забрал - на собрании, дескать, все слышали, что прирезать полагается!

Ведь вот люди! Чего только не натерпишься, как ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника поживешь с такими!

Хотя было мрачно, еще издалече обусловил: на Глушаковом поле пусто,

тихо. Никого как будто нет. Он, но, не поверил: замедлив шаг,

осторожно, пристально пригляделся, обвел взором примыкающие загоны,

прошел ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника по влажной травке до конца полосы, возвратился. На душе стало легче:

никого не было!

Он какое-то время стоял здесь веселый, - земля не была захвачена,

свободна была. Он мог забрать ее, стать ее владельцем, владыкой ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника. Здесь,

один посреди поля, в мгле, наедине со своими мечтами, не ограничиваемый

никем и ничем, он в счастливый миг увидел, что не только лишь может, но что уже

стал владельцем, владыкой этой ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника вожделенной земли, всего, что она скрывала

под влажной травкой, под мглой.

Все таки Василь был человеком, который обычно отлично ощущал реальную

реальность, он очень скоро ощутил ее и в этот счастливый миг. Стало

некомфортно ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, мрачно и неспокойно, удовлетворенность мигом улетучилась, как будто ее и не было.

И уже не было, казалось, земли этой расчудесной и всего добра, что она

сулила. Он поплелся вспять с таким настроением, как будто ему ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника пообещали, даже

дали клад, но только потом, чтоб похохотать, - вдруг отняли снова,

околпачили, ограбили. Но он не желал быть ограбленным, не желал и не мог:

даже мелочь не обожал упускать Василь, если ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника она попадала в руки.

И сейчас мысли его упорно не отступались от земли, которой он пусть в

мечтах, но уже обладал. Почему ей быть чьейнибудь, а не его, если никто так

не жаждал ее ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, если никому на свете она так не нужна? Ну и по закону разве

она не полагается ему? Разве не объявили на собрании, перед всеми, что

больше чем. полдесятины должны прирезать?

Почему же она ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника должна достаться кому-то другому, а не ему?

Да и так можно рассудить: разве непременно посиживать складя руки да ожидать,

что намудрят те, в комиссии, которым самим не терпится наилучший кусочек

отхватить? И почему ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника это кто-то должен выбирать для него, как будто он сам

слепой, глуповатый, не может избрать?

В один момент вспомнил, как лежал на траве в юровнчской конурке, малюсенькое

окошко вверху, сурового Шабету, неподступного Харчева, и его ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника окутал

ужас: вроде бы снова не прицепились! Но земля около цагельни так тянула,

так растравляла душу беспокойством - вроде бы не улизнула из рук, - что

ужас отступал, глох: не прицепятся. Василь напомнил ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника для себя: "Не запамятовал, что

гласил Апейка, отпуская изпод охраны: "Желаете, чтобы за вас все делали, а

сами и за себя постоять не сможете!" И хотя Апейка гласил это о другом, -

Василь отлично знал, о чем ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, - воспоминание об этих словах Апейки совершенно

успокаивало...

"Дед правду произнес: не нужно уступать! Будешь уступать - век будешь в

дурачинах. Век зубами с голоду ляскать будешь да нагим телом светить!.."

В мгле на влажной серости ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника неба обозначались темные шапки крыш, -

прислушиваясь, присматриваясь, Василь пошел меж гумен. В деревне, как и

до этого, не поблескивало ни 1-го огонька, не слышно было ни 1-го голоса, но

парню все таки стало ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника тревожно. Появилось чувство угрозы.

Но он не поддался ужасу, не тормознул. В его душе была жесткая

решимость: он займет, запашет землю около цагельни, аккурат столько,

сколько выделили. Запашет, пока не огляделся никто из комиссии. Как

запашет ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника - пусть попробуют скрутить! Хочешь не хочешь, а дадут! Быть не

может, чтоб не дали!..


3


Добравшись до собственного двора, в хату, как все другие в деревне, черную,

неразговорчивую, не пошел, а сходу подался под ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника поветь, вынул плуг, Тихо

скрипнули ворота хлева; нежно гладя по шейке, вывел послушливого Гуза, стал

запрягать. Он уже раскрыл ворота, за которыми была дорога на пригуменье,

как невдали увидел человека. Мама.

"Вечно она ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника придет, когда не нужно!"

- Где ты был? - осипло - после сна - спросила мама.

Василь промолчал. - Ты куда это?

- Да вот... Гуза проведу. Застоялся...

- А плуг для чего?

"Вот прицепилась! Как Шабета ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника. Все ей знать нужно!.."

- Там малость... с ладонь осталось...

- Так ночкой для чего? - Она, кажется, не поверила ему.

Ощутила что-то странноватое.

- Не допахал,говорю...

- Так деньком разве нельзя?

- Деньком, деньком! Скоро уже и ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника денек!..

- Светать еще не начинает.

- Пока доеду да побуду там малость...

- Не езди! - попросила она. Василь ощутил в ее голосе тревогу. На

миг в душу влезло колебание: а может, и правда ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника не ехать? - Деньком поедешь,

- добавила она.

Василь вдруг вскипел:

- Деньком, деньком! - Он взял вожжи. - Привязалась!

- Не вздумай, избави бог, чего отвратительного! Со свету сживут!

- Сам знаю.

- Гляди ж, Васильке! И так уже поплакала!

- Хорошо!

Василь ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника вывел жеребца за ворота. И к пригуменью, и в особенности в поле Гуз

плелся без охоты, ему очевидно не нравилось, что вывели из тепла в такую рань,

гонят в мглу ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, под дождиком. Его, как опьяненного, временами качало в

стороны.

"Дремлет, зараза, никак не проснется! - злился Василь. - Жрать - так

подавай ему самое наилучшее, а работать - не разбудишь его!" Со злорадством

задумывался юноша, что, как разживется на копейку, продаст эту ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника падаль

какому-нибудь дурню, купит хотя бы жеребенка!..

Злоба на жеребца разбирала тем паче, что и сам шел без прежней

решимости. Было надо сорвать досаду на комнибудь: куда-то пропало недавнешнее

нетерпение ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, улетучилась непонятно куда смелость. В душу вкрадывалась

застенчивая опасливость, вползала липкая, как болотный туман, трусость: уже

не тенью неживой, а суровыми противниками представлялись Евхим, Маслак,

старенькый Корч.

Он глушил малодушие, отгонял ужас. Но ему ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника было тоскливо - он стоял

один перед неизвестностью. Никто не помогал, не поддерживал. Поэтому и

брала злоба на жеребца, - только и знает, что есть да спать. И о мамы с

раздражением задумывался: тоже не отыскала ничего наилучшего, растравила душу ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника!

Приплелась не впору. И нет того, чтоб, как другая другая мама, заохотить,

подбодрить, так она - со стонами своими: "Гляди ж!.. И так уже поплакала!"

И без того на душе противно, а ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника здесь - хоть бы слово доброе.

Как здесь не возьмет злоба! На мама, на бессильного жеребца, который

даже идти как следует не идет!

Но ни одиночество, ни ужас, как ни тяжко давили на душу, все ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника таки не

победили его. Хотя иногда и возникало желание тормознуть и, невзирая на

недавнешние, притихшие мечты, повернуть вспять, он шел и шел за жеребцом. Груз

тяжких мыслей и эмоций совместно с тем ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника крепил в нем решимость.

По горькому опыту собственному он не только лишь знал, но издавна считал законом

жизни - чтоб достигнуть чего-нибудь, нужно преодолевать робость, нежелание,

ужас. Вся жизнь - привьж он считать - это беспокойство, проблемы ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника,

тяжкий труд и борьба с нескончаемыми препятствиями.

Сердясь на мама, Василь вроде бы опирался на помощь деда Дениса. Правду

гласил дед, - подбадривал себя юноша, - не нужно уступать! И он, Василь,

не уступит! Не даст ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника так просто добра собственного! Только не нужно излишних

страхов сочинять: смелее идти нужно, и все будет отлично!

Как мог, Василь отгонял тревогу, поддерживал себя, подбадривал. Но

тревога не исчезала, не отступая шла с ним ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника до Глушаковой полосы, жила в

нем, когда, ощутив недобрый холодок снутри, вставил сошник в глушаковскую

землю, когда начал первую борозду.

Идя за плугом, управляя ручками, он в обычной трудовой озабоченности

на время практически успокоился ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника. Некогда стало светать, тревога опять оживилась в

нем. Чем больше светлело, чем обширнее раздвигался горизонт, тем посильнее

становилась тревога. Она щемила даже от вида самих борозд, проведенных на

чужом поле, при взоре на Гуза, который ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника медлительно, но все таки тянул и тянул

плуг вперед.

Сейчас Василь не так смотрел за пахотой, как за дорогой, за полем со

стороны деревни. Хаты практически на сто процентов скрывал ольшаник около пруда ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника,

показывались только крыши, над которыми шевелились, ползли к низким синим

тучам дымки. Дымки эти также поднимали тревогу. Они как будто смотрели на

него, демонстрировали его людям.

До Василя доносился из деревни визг свиней, мычание ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника скотин. Может,

поэтому даже вид пустой дороги, пустого поля около ольшаника не успокаивал

- Василь посматривал туда с беспокойством, ожидал: вот-вот появятся люди.

Когда они зачернели вдалеке - группка медлительно передвигающихся фигур, - холодок

волнения ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника усилился.

Он сделал вид, что не интересуется ими, но практически каждую минутку кидал в

их сторону косые взоры. С меркой идут, - означает, мерять направились.

Откуда начнут, куда сходу подадутся? К цагельне, где он пашет, либо ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника - к

лесу, на другую сторону поля? Увидели либо не увидели его?

Достаточно далековато от него люди свернули к лесу. На другое поле подались,

не тормознули, не направили внимания.

Но взор отслеживал ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника - то эту группу людей, то начало дороги около

ольшаника. Не зря Василь посматривал:

вот и еще выползли из ольшаника три человека. Тихо плетутся, видно, не

торопятся. Какой-то из них очень рослый, издалече видно ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, другие два - по плечо ему.

Рослый, видно, Ларивон, додумался Василь и неспокойно стал всматриваться:

а кто же другие? Может, Евхим либо старик? Трое шли этим же методом, что и

прошлые. Может, свернут, не ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника увидят? Нет, увидели, тормознули,

приглядываются.

Минутку постояли, смотря на него. Позже один подался за первой группой

людей, а двое - Василь насторожился - двинулись прямо к нему. Ларивон и

Кролик. Стали впереди, ожидали пока он подойдет ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника...

Не обойти их. Хочешь не хочешь, а нужно идти, поближе и поближе. Ну и пусть,

он подойдет, виду не подаст, что побаивается! Только вот на всякий случай

- если этот дурень Ларивон кинется за собственного ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника дружка в стычку -

приготовиться нужно. Чтоб не застал врасплох. Василь изо всей силы сжал

кнутовище - пусть попробует только.

- Здорово, Василь! - забавно кликнул Кролик.

Василь ответил на приветствие, но не тормознул.

- Неплохой кусок для ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника тебя выделили! - похвалил, подковырнул Кролик.

Василь не ответил. Через минутку он ощутил, что его нагоняют, по

топоту сапог вызнал, что это - Ларивон, сжал кнутовище.

Ларивон пошел рядом, вот-вот замахнется, даст пудовым кулаком ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника.

- Для тебя это - выделили? - спросил он, чуток запыхавшись.

Василь настороженно посмотрел на него, промолчал. Упорно топтал свежайшую

землю в борозде.

- Ге! - сообразил в конце концов Бугай. - Умный! - он выругался и отстал.

Дойдя ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника до поворота, Василь увидел - Кролик подался к тем, ч го меряли, а

Ларивон заспешил в деревню. "К Евхиму!" - додумался Василь, и его опять

окутали неуверенность и ужас. Захотелось кинуть загон, землю, которая

сейчас не столько ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника притягивала, сколько пугала, угрожала неудачой. Но он не

бросил, шел и шел бороздой.

Земля вроде бы держала его. Ноги прилипали к ней, шли только ровненькой

канавкой борозды. Не мог не пахать, потому что начало было ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника уже

положено. Его уже лицезрели здесь, лицезрели, что он сделал. Отступать было

некуда, оставалось одно - идти вперед.

"Все равно: начал - так делать до конца!.. Не уступать! - Василь

попробовал приглушить ужас, успокоить себя: - Еще поглядим, чья возьмет ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника!

Не много что он прибежит! Пусть попробует согнать, если постановили отрезать!

Пусть попробует сунуться! Увидит!"


4


Василь увидел - люди из деревни все идут и идут. Некие, как Кролик

с Ларивоном, останавливаются, глядят ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника в его сторону, но позже поворачивают

к тем, кто меряет.

Народу там все прибавляется. Василев взор смотрит не столько за ними,

сколько за дорогой, за теми, кто возникает из-за ольшаника!..

Один человек свернул ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника с дороги, торопливо направился к нему. Это не он,

не Евхим. Это - как Василю не выяснить издалече! - мама. Не нежность, не

удовлетворенность вызывает она, а неприязнь: всегда не впору придет! Всегда

появится тогда, когда ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника не нужно!

Сверток в руках - завтрак несет. Вспомнила! Самое время на данный момент -

рассесться, взять в руки ломоть хлеба с огурцом! Аккурат подходящий момент

- когда вот-вот чубатый либо старенькый Корч припрутся!

Подходя поближе, ускорила ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника шаг. Как будто на пожар бежит.

Спотыкнулась, чуть ли не свалилась. Выпрямилась, ошеломленная, рассеянная,

оглядывается. Как будто не лицезреет, не осознает ничего!

- Для чего пришла? - хмуро сказался, придерживая жеребца.

- Поесть ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника вот принесла. Проголодался, видно!.. - нежно ступила к нему

мама.

Василь раздраженно оттолкнул протянутый ею сверток.

Как мальчишку провести желает! Задобрит, а там начнет свое...

- Уходи! - отдал приказ ей строго. Она не двинулась ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника с места. Тень волнения

пробежала по ее лицу. Уже не скрывая беспокойства, произнесла:

- Сыночек! Что ж это ты? - Василь отвернулся, чтоб не созидать ее слез.

Как огнем жгло каждое слово; - Надумал!.. Чужое! Выяснят же ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника - неудачи не

оберешься!

В этот миг увидит вдали свернул с дороги, прямо по полю торопится еще

один человек Евхим! Снутри у Василя похолодело, почувство вал себя вдруг

слабеньким, одиноким.

Сурово оборвал стон мамы.

- Тихо! Приперлась! Иди домой ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника!

Не слышал уже, рыдает она либо не рыдает. Смотрел только за Евхимом.

Пробовал подбодрить себя, возвратить смелость.

Пускай бежит, пускай увидит! Сам не знал, чем грозил, - что Евхим

может узреть? До боли сжимал ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника ручки плуга, кнутовище. Кнут был его

единственным орудием.

Чубатый все поближе, поближе.

Уже отлично видать лицо красноватое гневное.

Злой, земли под собой не чует.

Василевы ноги тошно ослабели, вот вот подогнутся ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника.

- Васильке! - увидела Корча, испугалась мама. - Не перечь! Уступи!

Василь не шевельнулся. Как будто не слышал. Не сводил глаз с чубатого,

подбадривал себя: "Пусть бежит, пусть!

Увидит!.." Удивлялся: нужно же, чтоб так ослабели ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника ноги!

Мама вдруг ринулась навстречу чубатому, кликнула, умоляя:

- Евхимко!.. Евхимко! Родненький!.. Не злись, дороженький!..

Он, не замедляя шага, с разбегу толкнул ее так, что она и не

вскрикнула, покачнулась, свалилась на бок. Сверток отлетел далековато ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника в сторону.

Чубатый налетел на Василя, с ходу очень рванул за плечо. Василь выпустил

плуг.

- Т-ты... ч-что это? - Евхим, задыхаясь, тяжело сопел.

Рот злостно кривился, ощеривался. На данный момент, казалось ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, пена на губках

забелеет. - Т-ты ч-что?!.. - Он грязно выругался.

- А ты - что?.. - решился Василь. Нахохлился, как юный ястребок,

готовый к сраженью.

- Ч-что?! - Евхимово лицо еще более налилось кровью. - Прочь! - вдруг

неистово ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, с визгом заорал он. - На данный момент же!! Чтобы духу твоего зловонного не

было!

- Васильке! Уступи! - ринулась к Василю мама.

Схватила за руку, желала увести. Он вырвал руку. Заявил Глушаку:

- Это ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника еще поглядеть нужно - у кого дух зловонный!

- Васильке!..

- Ты, удод желторотый, еще споришь! Выметайся немедля! Пока не

поздно!

- Васильке! Уходи! Сыночек!..

Василю было не то что боязно - жутко. Он осознавал, что лучше бы

слушать ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника мама, уступить, но не мог побороть себя. Гордость, злоба на

Глушака за землю, за Ганну, за все переполняли его. Все это принуждало не

демонстрировать виду, что опасается.

- Ого! Испугал!..

- Васильке! Уйди! Не связывайся!

- Ат! - оттолкнул Василь ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника мама.

- Не уйдешь? .. Ну-ну, смотри ж!

Василь зорко смотрел: вот-вот чубатый ринется, стукнет.

Он невольно сжал кнутовище. Отталкивая мама, заглушая ужас, хитря,

произнес:

- Кто ты таковой? Чтобы приказывать!..

- Кто? Не ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника узнаешь? Показать, может?

- Евхимко! - Мама ринулась к Глушаку, прикрыла Василя. - Дороженький!

Ты - умнее его!..

Чубатый толкнул ее, опять неистово заорал на Василя:

- Показать?! На чью землю залез?! Чье поле поганишь?! Не ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника видишь? -

Евхим схватил Василя за грудки так, что стало тяжело дышать. Но Василь

выдохнул, прохрипел:

- Было... ваше...

- Было?! - Чубатый крутанул плечом, оттолкнул Дятлиху, которая

вцепилась, как когтями, пробовала оторвать от отпрыска.

- Было... Сейчас - наш ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника-ше...

- Ваше? Брешешь, гад! - Евхим стиснул шейку Василя, кинул его с таковой

силой, что парню показалось, как будто голова оторвалась от тела. Василь

грохнулся затылком о землю, в голове загудело.

- Твое? Еще лезть будешь?

- Буду ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника... Не твое!..

- Зверек ты, зверек! Корч окаянный!.. - опять вцепилась в чубатого

Дятлиха.

Василь выдохнул злорадно, мстительно:

- Напановались, Корчи!.. Кончилось ваше!...

Евхим откинул Дятлиху, зло отдал приказ:

- Молчи!.. Прочь, щенок! Пока цел ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника!

- Плевать мне!.. - Василь привстал на колени, намереваясь подняться.

Евхим бросился на него.

- Плевать? - Обезумевший удар опять откинул Василя на травку. Казалось,

треснула шейка. - Не уйдешь?

- Гад ты, гад! - коршуном налетела- мама, вцепилась в рыжеватый чуб ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника,

гневно стала рвать, мотать его.

Это выручило Василя. Воспользовавшись моментом, он вскочил и с

кнутовищем, о котором сейчас только вспомнил, пошел на Глушака. Чубатый

изловчился, стукнул мама коленом в животик; она охнула ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, скорчилась от боли,

поникла. Василь и Евхим повстречались лицом к лицу. Глушак обогнал, очень

стукнул под челюсть, но Василь устоял. Евхим ловко увернулся, и Василево

кнутовище только немного задело его плечо.

Боль в челюсти, во ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника рту, во всей затуманенной голове, беда прибавили

Василю ярости. Обида, все обиды, что издавна жгли, ожидали отплаты, сейчас

мигом оживились, зажглись с новейшей силой, заполнили одним желанием: достать,

размолотить эту ненавистную рожу с чубом.

Откуда ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника-то налетел старенькый Глушак, рванул руку с кнутовищем.

- Ты что это, вонь?! Брось!!

Чуть ли не выкрутил руку. Откуда и сила у старика нашлась, еще незначительно - и

согнул бы Василя. Спасибо мамы, выручила ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника - ринулась к Корчу, вцепилась

в плечо, затрясла, запричитала, и старик отпустил парня.

Около Евхима оказался вдруг брат его Степан. Но заместо того чтоб

посодействовать Евхиму, почему-либо потянул его вспять, - чубатый сходу рассвирепел ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника,

стукнул Степана по лицу.

Вышло так, что Евхиму пришлось драться не только лишь с Василем, да и с

братом!

В конце концов Василь улучил момент - треснул Евхима кнутовищем по голове так,

что ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника тот заревел. Ошалевший от боли, чубатый оторвался от Степана и, как

разгневанный одичавший кабан, не остерегаясь ничего, кинулся к Василю. Василь

мимолетно увидел налившиеся кровью, жестокие глаза, ощутил, что

Евхим хочет не мести - погибели ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника его.

Уничтожит, не побоится ничего. Такая одичавшая ярость бурлит в нем, по очам

видно. Василь отпрыгнул, снова стукнул кнутовищем по голове. Стукнул так,

что от толстой дубовой палки остался в руке только кончик ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника.

- Ах т-ты!.. - Евхим схватился за голову, опять, с еще большей яростью,

бросился на Василя. Василь замолотил по ненавистной роже остатком

кнутовища, кулаком, но отбиться не сумел. Евхим схватил за воротник,

навалился. Вагиль ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника рванулся, пробуя высвободиться, - Евхим не устоял, и они

свалились. В последующее мгновенье оба катались по стерне, по свежайшей пашне,

кровенили один другому лица, рвали в клочья рубахи

Глушак вырвался в конце концов из рук Дятлихи, ринулся на ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника помощь Евхиму,

вцепился в голову Василя, стараясь придавить ее к земле. В то же время

Степан схватил брата за плечо, за руку, стал изо всех сил тянуть от

Василя...

Дятлиха опять напала на старика ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, но, лицезрев кровавое лицо отпрыска,

услышав, как он хрипит, с страхом, в отчаянии вскочила, забегала взором

по полю, запричитала:

- Боже!.. Люди!.. Спасите-е!! Убива-а-ют!!

Она побежала навстречу куреневцам, услышавшим ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника ее вопль. Бежала и все

причитала, торопила:

- Убивают!! Убивают!! Спасите!!

Отбежала неподалеку, спохватилась, опять ринулась к отпрыску. Отбиваясь от

нее, Глушак увидел парней, подбегавших с Миканором впереди, согнулся

терпеливо, покорливо.

Вытерпел удары осатаневшей Дятлихи, пока ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника она не оставила его, не

вцепилась в Евхима.

- Вот черти, как с разума сошли, - посетовал по-стариковски Глушак,

когда люди подбежали. - Тащите их, дурней этих!.. Степанко, отойди! Без

тебя сейчас обойдутся!..

Мужчины, посреди ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника которых был и Ларивон, кинулись разнимать дерущихся.

Степан сам отступил. Дятлиху также просто оттянули, а Василь и Евхим не

давались, хватали, молотили один другого кулаками, хрипели, грозили.

- Эх, вояки! - загибал вспять Евхиму руку ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника Миканор. - Не выпускай! -

отдал приказ он Хоне, державшему Евхима сзади.

- Как черти! Недолго и до погибели!.. - бегала вокруг испуганная Сорока.

Она орала, созывала: - Сюда! Убивают!

В горячке Василь Андрею Рудому, который отрывал его от ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника чубатого, так

двинул в челюсть, что тот застонал и отпрыгнул, со ужасом щупая челюсть

ладонями...

Семеро парней чуть разняли их. Да и после чего с трудом могли

удержать: Евхим и Василь стремились опять сцепиться ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, рвались один к

другому, орали:

- Ну, гляди ж, попадись сейчас, удод! Поймаю где-нибудь!

- Сам гляди, хряк! Чтобы... сам не попался!..

- Эх, брандспойта нету с прохладной водой! - произнес Хоня. - Чтоб

остудить.

Мама разламывала ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника руки, причитала около Василя, как около мертвеца:

- А сыночек мой!.. А божечко!.. А что ж они с тобой сделали!.. Дитятко

ж ты мое!..

- Евхимко, будь хоть ты умный! - рекомендовал отпрыску старенькый Глушак. Все ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника по

его виду могли судить, как их оскорбили.

И как ему не нужна неудача эта - только разве он повинет? ..

Дятлиха возмутилась:

- Ах ты гнилостная зараза! "Умный"! Лупить помогал, а сейчас - умный! - Она

заголосила- - Сыночек ты ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника мой!..

- Не трогай, Евхимко! Неудачи не оберешься! Видишь!.. - вытерпел неправду от

Дятлихи Глушак. - Сами начали и сами же винят.

Но Евхим не слушал ничего, угрожал:

- Смочишь еще землю кровью, удод!..

- Корч поганый! Сам смотри!..

Народу ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника вокруг собиралось больше. Подошли Дубодел и Зубрич,

протиснулись вперед. Дубодел - решительно, принципиально.

Зубрич - мягко, осторожно.

- Что здесь такое? - строго окинул очами Василя, Евхима и других

Дубодел.

- Еще незначительно - так поубивали б друг ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника дружку! - выскочила вперед Сорока.

По тому, как она произнесла это, как покачала головой, видно было: таковой

кошмар, таковой кошмар!

- Почему это вышло? - Дубодел взором приказывал Василю отвечать.

Кровь текла Василю в ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника глаза. Он оттолкнул, мама, которая лезла посодействовать,

вытер лоб темной ладонью, ощутил, как щемит рваная кожа. Боль

сменилась обидой, злостью, которые жгли сейчас, кажется, еще посильнее, чем

до драки.

Ответил за него старенькый Глушак:

- Чужое ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника поле желал захватить силой! Против русского закона! Против

сельсовета!..

- Сходу уж и против русской власти! - ехидно схватил Миканор.

- Не против! - отозвался Василь.

- А если и против! Если б и вспахал сам! - накинулась ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника на Глушака

Дятлиха. - Так за это лупить нужно? Убивать до погибели?

- Никто его не убивал! Сам он Евхима чуток на тот свет не выслал!

- Сам? - Дятлиха запричитала, заголосила как могла. Все

понимали, что своими причитаниями она пробует ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника защитить, спасти отпрыска.

- Умолкните, тетка! Еще не понимаете, что будет! - попробовал успокоить ее

Хоня, но она запричитала еще посильнее.

Кролик улучил момент, забавно воткнул:

- Вот и начался, деточки, передел!

Засмеялся только Ларивон ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника. Да и он здесь же посмотрел на Евхима и смолк.

Никому больше Зайчикова шуточка, видно, не показалась забавнй.


5


- Может, они пускай идут по хатам, - произнес Дубоделу и уполномоченному

Миканор. - Позже разберемся. А то ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника ведь - начали работу, собрали столько

народу. К делу нужно возвратиться...

- Верно! Время недешево! - поддержал его уполномоченный, и Дубодел со

всей строгостью отдал приказ Василю и Евхиму:

- Завтра явитесь в сельсовет! Рано! На расследование!

- Я ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника только должен на пару минут задержать их, - вмешался снова -

обходительно и совместно с тем строго - уполномоченный. - Для подготовительного

выяснения событий и обстоятельств. - Он кивнул Миканору и Дубоделу: -

Продолжайте пока без меня.

Как люди начали ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника расходиться, Дятлиха, притихшая было, услышав,

что молвят о судьбе Василя, снова запричитала. Зубрич, как мог, наскоро

допросил ее, перебивая, кивая в символ согласия: так, так, понятно, - мягко

произнес, что она может идти. Дятлиха ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, но, не послушалась, начала

причитать опять, и уполномоченный пригрозил, что плачем своим она только

помешает справедливо разобраться в поступке отпрыска. Повредит отпрыску...

Прямо за этим уполномоченный так же, толково кивая головой, стремительно

допросил Степана и ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника старенького Глушака и разрешил обоим уйти. Да и они, как и

мама Василя, в деревню не пошли, отступили на каких-нибудь 100 шагов и

тормознули, следя за тем, что будет далее...

Они не слышали, что ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника гласил уполномоченный Василю и Евхиму. Но,

казалось им, держался он с обоими по другому: не кивал в ответ, засунув руки в

кармашки, выпрямился принципиально, строго и все как будто кое-чем ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника грозил,

немилостивый, неподступный. И Дятлиха и Глушак не на шуточку беспокоились.

Зубрич, оставшись с Василем и Евхимом, заговорил не сходу. Засунув руки

в кармашки, пристально, как-то пронизывающе, рассматривал поначалу 1-го,

позже другого и не ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника торопился выкладывать, что таилось в его голове.

Долгодолго, казалось обоим, молчал - аж вытерпеть тяжело было это молчание.

- Ну-с, означает, так, - разжал в конце концов губки уполномоченный, - сами

начали землеустройство!,. Т ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника-так!..

Евхим сделал возражение:

- Я не начинал... Он ко мне полез, я только за свое добро вступился!..

- Было твое! Полдесятины сейчас мои!,. Полдесятины мне выделили!..

- Эти для тебя выделили?

- А какие! Может ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, те, что ты сам выберешь?

Зубрич отрезал строго, агрессивно:

- Закончить спор! Здесь не дискуссия! Я допрашиваю вас, и будьте добры

слушать меня! И отвечать тогда, когда я спрошу. - Он посмотрел на Василя,

вдруг стукнул ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника вопросом: - Посиживал уже?

У Василя похолодело в груди.

- Ну, чего молчишь?

- М-меня отпустили!..

- На короткий срок, видно!.. - Василь смотрел, не узнавал уполномоченного:

куда девалась ухмылка? Не лицо, а камень. - Опять возжелал ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника туда?!

Василь был сражен.

- Все равно! - возмущался уполномоченный. - Что желаю, то и беру! Законы

ему - ничто! Ноль!.. Русские законы не для него писаны!.. Анархизм

полный! Не анархизм, а разбой!

Разбой посреди бела денька! Открытый бандитизм!..

- Я ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника не... бандит!..

- Не бандит, так прислужник бандитский!

- И не... прислужник...

- Мы всё помним! Мы не запамятовали, как вы Маслака водили под окна русских

депутатов.

- Так они ж принудили, обрез ткнули ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника в животик!.. - Василь готов был

зареветь от обиды.

- Обрез! Кто вам поверит! Дураков отыскали! Вы и сейчас - не успел Маслак,

опекун ваш, объявиться - опять распоясались! На законы русские плюете!

Думаете, при Маслаке все позволено! - Уполномоченный яростно ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника помахал

пальцем перед лицом Василя. - Нет, руки коротки! Русская власть и не

таких утихомиривала! Не таких обрубала!..

Зубрич так же грозно, яростно отдал приказ:

- Идите! Да ожидайте, как мы решим!.. - Он ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника увидел, что юноша и не

глядит на умиротворенно дремлющего Гуза. Кликнул вослед: - Жеребца заберите!

Василь спохватился, поплелся к Гузу.

Мама, удовлетворенная, что допрос окончился так стремительно, что Василя отпустили,

хотя и лицезрела, что отпрыск ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника невесело горбится, вытерла слезы, произнесла забавно:

- А я страшилась, что, не дай боже, заарестует! А нет - отпустил! И не

истязал длительно! - Она, видимо, желала успокоить отпрыска: - Неплохой, молвят,

справедливый он! Если бы Криворотый, не ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника дай боже, тот подержал бы!..

"Хороший", - обожгли Василя материнские слова. - Чтобы ему на том свете,

такому хорошему, - не знаю что!.. Они все добрые, справедливые, чтобы их

земля не носила...- Маслака приплел! В прислужники Маслака ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника записал,

справедливый таковой! .. Помним, гласит. Не запамятовали. Не докопались только...

Но - докопаются. Выкопают все, чего и не было никогда. Лишь бы захотели

- выкопают. Набрешут, а ты попробуй обоснуй, что неправда! Таким

докажешь!.."

Не лицезрел ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, как добрался до загуменной дороги, потянулся меж осетей,

гумен, заборов. Из Чернушковых ворот к нему отрадно кинулись Володька с

Хведькой, но Василь даже не посмотрел на брата. Хведька сходу отстал,

побежал вспять, а ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника Володька длительно шел молчком, таил внутри себя тревогу.

- Ты отдал ему? - не выдержал он уже около, повети. - Правда, отдал?

- Чего? - не сообразил Василь.

- Этому Корчу - отдал?

Василь разозлился:

- Иди ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника ты, спрос... - Образумился: - Отдал, естественно...

- Я так и знал, - обрадовался Володька. Он произнес с восхищением, с

завистью: - Ты - сильный!..


6


Проследив, как юноша плетется к жеребцу, уполномоченный долгим взором

поглядел на второго виновника драки. Поглядел ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника уже не так внимательно, но

с некий потаенной, острой улыбочкой, за которой пряталось, как

ощутил Евхим, что-то угрожающее. Уполномоченный, казалось, готов был

стукнуть в хоть какой момент. Но, как и в общении с Василем, не торопился: ему ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника,

казалось, приятно было созидать жертву, которой все равно некуда деться.

"Пусть попробует... Я ему не Дятлик!.." - успокаивал себя Евхим,

готовясь отбиваться ото всего. Но готовился он зря: скоро и ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника он, как

перед тем Дятлик, был в крепких руках товарища уполномоченного...

Зубрич усмехнулся уже открыто, произнес с каким-то игривым упреком:

- Что все-таки это, товарищ Глушак? Кулачками право свое защищаете? Я понимаю

вас - и ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника даже, можно сказать, хвалю...

За то, что заступаетесь за свое добро. Не отдаете послушливо, как

преданный теленок!.. Это исходя из убеждений борьбы за существование -

верно! Нужно держаться, вести войну за свое право жить под ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника солнцем!.. Но

вести войну - не кулачками! Даже если они такие, как у вас... Кулачками в наше

время многого не добьетесь! Это - атавизм, устарело... Тем паче что слово

"кулак" сейчас не очень отлично звучит!

Чем далее ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника Евхим слушал его, тем меньше осознавал.

"Для чего он плетет, разводит эту антимонию?.. Сети расставляет, что ли?.."

- Не на эти ли кулачки, - с той же игривой усмешкой произнес Зубрич, - вы

рассчитывали ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, когда угражали на собрании: "И на вас управа есть!" Это

означает - на комиссию по землеустройству, на представителей сельсовета и

волости...

Евхим насторожился: "Вот, вот оно, то, к чему он вел...

Гласит такое - и смеется ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, как будто шутки. А признайся - туда упечет,

откуда вспять и не выберешься... Э, на это мы для тебя ответим как надо!.."

Но ответить не пришлось. Зубрич обогнал, ответил сам:

- Не на кулачки? А, знаю! Знаю ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника - возлагали надежды на русские законы?..

Русская власть не даст в обиду трудового человека!..

- По русскому закону не положено этого! Чтоб... отбирать у человека,

что он заработал своим мозолем...

- Не положено! По ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника совет-скому закону!.. - Уполномоченный хитро,

недоверчиво хмыкнул, игриво засмеялся. - Брешете! По очам видать -

брешете! Не умеете лгать!..

- Вы меня не разыгрывайте! - с достоинством, резко произнес Евхим. - Я

этих насмешек не люблю ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника.

- Не любите! Что все-таки, хвалебно! - Уполномоченный закончил смеяться. -

Хотя мне и приходится шутить, я также люблю суровые дискуссии! Суровых

людей!.. Будем гласить как суровые, взрослые люди!.. - Расслабленно,

вдумчиво и вкупе с тем пристально смотрел ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника он на Евхима, как будто желал

выяснить, что тот задумывается о его словах. Этот недвижный взор принудил

Евхима насторожиться. - Если вы согласны, я могу сходу, прямо сказать: мне

отлично понятно, что означала ваша угроза! У ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника меня нет никаких колебаний в

том, на кого вы надеетесь! - Уполномоченный искоса повел взором по полю,

снизил глас: - Атаман Маслак!

Евхим смутился, но не подал виду. Ишь, подходит, на крючок берет! "Из

ГПУ! По ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника всему видно, из ГПУ подослан!.."

- Вы меня не пугайте! - опять твердо произнес Евхим. - Если вам так

охото, то возьмите этого гада для себя!..

Он увидел: уполномоченный выслушал с драматичностью, ни одному слову ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника не

поверил. По спине Евхима пробежал холодок.

"Знает что-то..."

- Гад! Н-да! Ах так - гад! - В голосе уполномоченного послышалась

насмешка: - Был друг, надежда, освободитель, стал - гад!.. Какие зигзаги

судьбы!..

Евхим опять похолодел, размеренная ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, глумливая уверенность

уполномоченного уверяла: "Знает! Что-то знает!.."

Уполномоченный помолчал, произнес в раздумье:

- А вообщем, если гласить откровенно, мне ваша осторожность полностью

понятна: от этого небезопасного типа сейчас нужно всячески открещиваться! Это,

безусловно, уместно! Осторожность ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника такового рода может пойти лишь на пользу!

А меж тем гад этот интересовался вами... Чуб!

Евхима пронизал ужас: "Пропал! Конец!" Маслак нередко называл его

Чубом... Означает, Маслака правда не уничтожили?

Живой? А ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника слухи о том, что он убит?

- Не знаю я его. В глаза даже не лицезрел...

- Не лицезрел! Мрачно было! Где вы повстречались в последний раз? Когда

уговорили его придти, пригрозить кое-кому из числа тех, кто ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника желал провести

землеустройство! .. Не около кладбища?

Остатки надежды пропали у Евхима: "Знает все! Задумывался - ни одной душе не

понятно. Как трясиной затянуло, задумывался.

А здесь - на для тебя, знают! И кто - уполномоченный ГПУ ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, считай! .."

- Кто это... наплел такового?

- Все понятно. Этот Дятел, с которым я только-только благодаря вам

познакомился, если не ошибаюсь, в ту ночь был неожиданным ассистентом? Это на

него вы так хитро навели ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника людей Маслака? Знает либо не знает он, кому должен

быть признателен за ту ночь, за юровичскую каталажку?..

- Все это выдумка... - только бы не молчать, произнес совсем уничтоженный

Евхим.

"И откуда он взялся, Маслак, - как будто ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника воскрес, скажи ты!.. Воскрес - и

не где-нибудь, а, может, в тюремной камере!

Выследили да ненамеренно нагрянули, скрутили руки... Допросили...

Сказал все, как было.." Смерти нету на черта!"

Уполномоченный вдруг рассердился:

- Брось ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника! Не мели вздор! Тошно слушать! Взрослый человек! - Он

смотрел на Евхима с пренебрежением. - Видишь же - все знаю! В этой тайне

для меня нет ничего потаенного! Все - очевидное, все понятно! Перестань молоть

вздор!

- Откуда же вы.., узнали об ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника этом? - пошел на риск Евхим. - Кто вам

поведал?

- Это уже деловой, мужской разговор! - похвалил Зубрич. - Сказал тот,

кто подарил для тебя польский карабин.

- Костка? - Так друзья время от времени именовали Ольхового ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, сообщника Маслака.

- Он.

- Где он?

- Живой. Совместно с атаманом. А где, считай, не знаешь...

Евхим ощутил, что выплыл на поверхность с прохладного, темного дна,

где лицезрел себя уже утопленником. Ужас, тревога ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, правда, еще жили в нем,

угнетали, но уже не так, как пару минут вспять.

- Кто вы таковой? Никогда бы не помыслил!.. - вроде бы повинился он перед

уполномоченным. - И сейчас не верится вроде...

- Я - сотрудник ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника волисполкома. Прошу уяснить. Русский служащий, -

строго произнес Зубрич. - На людях - мы не знакомы. Мы не только лишь ничего не

знаем о некоем отщепенце по фамилии Маслак, да и друг дружку. Я не ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника знаю

вас, вы - меня. Кроме того, что я лицезрел неприятную вам

стычку, как сотрудник волисполкома. Ясно?

- Ясно. Не небольшой...

- Не запамятовай. - Зубрич заговорил мягче, с доверием: - Знай также: тебя

помнят, если будет нужно, к для тебя придут. И ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника ты должен сделать что

надлежит!.. Ну, что еще? Ещеполезно вот что подразумевать: ты, говоря

витиеватым стилем, не один! Нас - много!.. В деревнях, в местечке, в

городке, за границей!.. Да, да - много! Мы ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника молчим до поры! До команды,

которая перевернет все!.. Она может быть не скоро, но она будет! Когда

придет эта пора, для нас начнется другая, реальная жизнь. Не горсть - вся

земля вокруг будет наша!

Поля, леса, луга ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника - все!

Зубрич увлекся, и Евхим слушал то, что он гласил, как неплохую сказку.

В этой притче Евхима наделяли не некий полосой, а целыми широтами

земли, лесами, делали владельцем огромного дома, коровников ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, конюшен. В этих

коровниках и конюшнях такая мелюзга, как Дятлик, счастливы были получить

работу. Они трепетали от 1-го взора Евхима, ловили каждое его слово.

Он был владык и бог...

Евхиму было обидно, что Зубрич скоро ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника оборвал эту сказку и сухо, сходу

отделив себя от него, Евхима, отдал приказ:

- А пока - конспирация и снова конспирация!.. И если выдашь

кого-нибудь из нашего легиона - знай: головы не сносить! Нигде не

спрячешься ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника!

- Этого вы мне не гласите! - обиделся Евхим. - Мне

это - избыточное!

Зубрич как будто не увидел его обиды. Озабоченно, деловито

произнес:

- Человек, который придет от нас, спросит тебя: "Не лицезрели вы темного

жеребца, что хромает на заднюю ногу?" Это ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника будет из наших. Ясно?

- Ясно!..

- Ну, вот и все!.. - Он напомнил: - Мы как и раньше не знакомы. Я только

грозил для тебя на поле. - Зубрич холодно, кивком головы простился, повел

очами ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника в сторону деревни, кратко, по-военному, отдал приказ: - Уходи!

Евхим, идя рядом со старенькым Глушаком и Степаном, произнес, что

уполномоченный очень ругал за стычку, грозил даже трибуналом, и старик слов не

находил, проклиная уполномоченного.

С проклятиями ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника он и отстал от Евхима и Степана, потянулся к массе, что

брела по полю с меркой...

От радости Евхиму шагалось просто, хотелось шутить. Но когда, перевеивая

со Степаном рожь, опять стал перебирать все в памяти ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, вдруг оживилось

беспокойство: а что, если он - подослан, этот уполномоченный, и выведал

только для ГПУ?

Очень уж удивительно, внезапно упало все на голову.

Он вспоминал, как вел себя этот человек в ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника президиуме,- как,

протиснувшись через массу в поле, ругал Дятлика, грозил ему, Евхиму.

На уровне мыслей перебирал все, что слышал от него. Спокойствие, уверенность не

приходили: очень уж много было внезапного, непонятного. Различные, совершенно

различные ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника слова, различные поступки. Как будто два различных человека были, совершенно

непохожих, даже агрессивных друг дружке... Естественно, в жизни не раз

приходится гласить одно, а делать другое - Евхиму самому много

приходилось кривить душой.

Но в самом для ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника себя отлично видно, где правда, а где ересь. Ну и у других

куреневцев это не так тяжело было найти.

А здесь, как здесь тихо созидать этих различных людей в одном человеке,

знать, что какой-то ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника из них докопался до таковой потаенны!

Хотелось веровать, что обмана нет, страшиться не нужно И веровал иногда,

успокаивался. Но спокойствие было недолгим, вползала другая тревога: вроде бы

все это не ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника стало понятно кому не следует. Если разговор с Маслаком и

Ольховым, которого никто, не считая их троих, не слышал, дошел до Юровичей,

то почему другие не могут выяснить об этом? Если он, этот ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника юровичский, и не

из ГПУ, то кто может поручиться, что он не натолкнется где-нибудь на их? А

там, как прижмут, разве не выложит всего? Выложит как миленький, всех

выдаст, только бы за соломинку уцепиться! Неужто пожалеет ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника его, Евхима?

Отличные сказки сказывал он. А только сказки - не для взрослых. Притча

есть притча, а жизнь - жизнь. Вроде бы, поверив в те сказки, погнавшись за

журавлем в небе, не утратить и того ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, что еще осталось. Плохо либо хорошо,

а все таки ты живешь! Какое там ни есть, а хозяйство не ужаснее, чем у людей, -

не ходишь по миру с торбой. А можешь пойти - корочке черствой ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника рад будешь

тогда, где-нибудь в Соловках...

И радости были ненадежны, и волнения растравляли. И много морок излишних,

неотложных хлопот - перед самой женитьбой! Но когда вспоминал о стычке с

Дятликом, радовался: "Придет ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника пора - повопишь, удод желторотый!" Не раз, не

два вспоминал встречу у кладбища, жалел: было надо так оплашать! Почему

бы тогда не убить сопляка! Не дал подсказку им, дурень!..

Много беспокойства было у человека перед самой женитьбой!


7


На ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника последующее утро мама Василя, войдя со двора, поставила пустой ушат,

произнесла обеспокоенно:

- Боже! Этого еще не хватало!

- Чего ты там? - отозвался дед, вырезывавший из кленового бруска ложку.

- Идите на крыльцо, посмотрите.

Василь ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника вышел первым, не одеваясь, в белоснежных брюках и сорочке. Хотя еще не

совершенно рассвело, но уже отлично был виден на двери большой темный крест.

Деготь где-то подтек, пополз нитями вниз ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника.

- Маслаки? Неуж-то маслаки? - пошевелила мозгами вслух мама, когда все опять

сошлись в хате.

Она веровала и не веровала: сдержанная, рассудительная, она была совершенно

другой, чем вчера в поле. Была таковой, как обычно ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника.

Дед взял кленовый обрубок, пошевелил мозгами:

- Маслак-то, может, Маслак. Только, тем часом, живет он, может быть, не

на болоте и не за болотом!..

- Корчей это работа! - заявил Василь.

- Эти сейчас не дадут спуска ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника!..

- А пусть не дают, - оборвал сетования мамы Василь. - Плевать мне!

- Плевать, тем часом, не очень наплюешься!.. Это такая зараза... А здесь,

если у него еще банда...

- В сельсовет бы на их ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника! Чтобы упекли в кутузку!

- Эге! Упекли! Без подтверждения!.. Не изловила - не гласи, что вор!

- А можно было б и подловить!

- Подлови, и тогда гласи! - Дед помолчал. - Чует и моя душа, тем

часом, что тот Маслак ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника и правда близко. Все может быть...

Мама свалилась духом:

- Может быть! Вот же гадюка, никак не прижмут, чтобы не вывернулся!

- Помогают гаду какие-то...

- Остерегаться нужно, - деловито рассудила мама. Как небольшому, произнесла

Василю: - В ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника лес чтобы один не ездил!

С дедом, со мной либо с кем из хороших друзей! И с ружьем дедовым!

- Ну вот - учите!

- А и учу! Учить нужно! Рано от материнской науки отступить ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника возжелал - вот и

выходит такое!.. Вечерком чтобы не прогуливался поздно. И ночкой чтобы не

выскакивал на крыльцо!

- Так, может, мне в хате и... Как небольшому все равно.

- Айв хате. Либо в сенях ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника, если уж так постыдно. Пан, молвят, Аскерко

никогда ночкой не выходил. Не то что в холод, да и летом...

- Пан! Вот произнесла! Куры подохнут со смеху!

- Гляди, чтобы сам живой был! - строго произнесла мама. Добавила ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника мягче: - А

что такового, что дома, - знать никто не будет. Не думай!

- Все равно!

- Не все равно! Под пулю нечего лезть!

- Правду мама гласит, - кивнул дед.

Василь сурово плюнул, вышел ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника из хаты.

...В тот же денек, несколько позднее, Евхиму пришлось снова повстречаться

с Хадоськой. Подкараулила за огородами, сошлись лицом к лицу. Евхим

вскипел:

- Чего цепляешься? Знаешь ведь, что кончилось все!

Женитьбу уже справлять собираюсь!..

- Знаю ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника. А только скажу, - горько проговорила она, - скажу: пускай для тебя

на том свете будет так, как мне на этом...

Не удержалась, губки задрожали, на очах замутнели слезы. Но обогнала

его, бросила внезапно твердо:

- Вот и ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника все мое слово! Последнее! - В ее голосе послышалось столько

ненависти, что он смутился. - Больше - не прицеплюсь! Можешь не страшиться!..

И не узреешь больше!

Она сразу отвернулась, ушла 1-ая, незнакомая, ужасная.

"Последнее? Не увижу?.." Евхим ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника проводил ее взором. Она шла твердо, -

должно быть, не накалывала.

От недоброго предчувствия им обуяло беспокойство: знает либо не знает

кто об этом? А что, если дойдет до Ганны? ..

- Нужно же ГЛАВА ТРЕТЬЯ - Люди на болоте полесская хроника - столько проблем перед женитьбой!




glava-v-kotoroj-sovsem-net-horoshih-novostej-8-glava.html
glava-v-kotoroj-ya-rasskazhu-o-simvoldrame-sovremennoj-psihoterapii-ili.html
glava-v-kultura-socialnaya-filosofiya.html